Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1877 году родился(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

беспокойство, как будто мой секрет уже раскрыт и над тайными свиданиями с Френсисом нависла 
какая-то угроза. Я ощущала, что дюны больше не принадлежат нам двоим, одним нам. Ведь папа 
прошел всего в нескольких шагах от того места, где мы с Френсисом... Эта мысль вызывала во мне 
холодную дрожь.
Но Френсис был по-прежнему весел. Он дарил мне радости жизни, заставляя смотреть 
проще на все проблемы и выдуманные сложности. Я узнала каждый дюйм его тела, но с 
каждой новой встречей открывала что-то неизведанное и удивительное. <Боже мой, - думала 
я, - как прекрасно устроена жизнь, когда любишь.>
В одно прекрасное утро, когда мы играли, закапывая друг друга в песок, на пляже неожиданно появилась 
Верти в красном купальнике. Мы едва успели одеться.
- Можно позагорать с вами? - поинтересовалась моя подруга, с интересом рассматривая отпечаток 
прекрасного тела
Френсиса на песке.
- Если хочешь, - отозвалась я. Она улыбнулась своей двусмысленной улыбочкой и подошла к 
Френсису совсем близко. Я мысленно расхохоталась - это было такое откровенное и пошлое 
заигрывание, что, естественно, никак не могло подействовать на моего любимого.
- А если я тоже буду приходить сюда загорать? - снова спросила она.
- Пожалуйста, - отозвался Френсис.
<А сможем ли мы теперь оставаться вдвоем,> - спросила я себя. Но сразу откинула подозрения. Ну, пару 
дней Берти будет являться на пляж, но потом ей надоест уединение, берег и море, и она снова станет ездить в 
город на корты.
Следующий полдень она провела с нами. Френсис вел себя так, словно между нами ничего не 
было, он даже ни разу не взял меня за руку. Я пару раз попыталась поймать его взгляд, но он избегал 
этого. Мы играли в мяч. Берти несколько раз сделала вид, что спотыкается, а потом просто повалилась 
на песок. Френсис сел на корточки и стал осматривать ее коленку.
- Ничего не вижу, - любезно заметил он. Берти встала и несколько секунд хромала, но потом 
забыла о своей маленькой хитрости и снова стала носиться, как Прежде.
Все получилось именно так, как я и ожидала. Пару дней она загорала и купалась с нами, а на 
третий заявила, что ей все надоело и она едет играть в теннис. Мы с Френсисом снова остались одни.
Как-то раз воскресным вечером Джон вернулся с рыбалки какой-то красный и слишком 
возбужденный. Мама тут же поставила ему градусник - температура повысилась, а горло 
покраснело. Мы вызвали своего домашнего врача, и тот прописал пенициллин и сказал, что лучше 
положить Джона в больницу или придется дежурить у его кровати, не отходя ни на минутку. Так что 
нам с мамой и Нелли пришлось меняться и сидеть с ним по очереди. Мне удалось коротко 
переговорить с Френсисом и объяснить, что несколько дней мы с ним не сможем встречаться.
Температура не спадала, несмотря на пенициллин, и мы очень боялись, что у мальчика разовьется 
отек горла. Я с ужасом смотрела на его красное лицо и страдающие глаза, первый раз понимая, что 
значит для человека родной брат. Он никогда прежде не болел, и у меня никогда не было и мысли о том, 
что его можно потерять.
На третий день утром я сидела у его кровати, когда Джон открыл глаза и, прокашлявшись, 
попросил дать ему кусочек шоколадки и попить. Потом он съел шоколад и выпил чуть не литр молока, и 
я поняла, что он выздоравливает.
Мне очень хотелось пройтись, и я попросила Нелли подменить меня. От нескольких дней сидения 
взаперти у меня стала такая тяжелая голова и ужасно хотелось глотнуть свежего воздуха. Я вышла на 
берег моря, вышла с мыслью о Френсисе - мечтая о нашей чудесной встрече.
Ноги сами несли меня в сторону нашего убежища. Очки я как всегда забыла дома и щурилась от 
ослепительного - в сравнении с полумраком комнаты больного - солнца. Ноги сами несли меня по песку 
к любимой ложбинке между дюнами. Я поднялась на пригорок и остановилась - сердце екнуло от 
дурного предчувствия. Мне показалось, что я мельком заметила когото на траве, но была в этом не 
уверена.
И тут я увидела Верти и Френсиса. Обнаженные, они лежали на нашем с Френсисом месте. 
Красный купальник Берти сох рядом на траве.
Они настолько были заняты друг другом, что не видели и не слышали ничего вокруг.
Глава 6
Это был мой последний взгляд на Френсиса. Больше мы никогда не виделись, да он и не искал 
встречи. Я только слышала, что он оставил медицину и занялся бизнесом.
Поздно вечером папа вернулся из города. Берти еще не пришла, а мама и Нелли уже отправились 
спать. Папа тяжело сел в кресло на веранде. Я тогда еще не поняла, что он хорошенько выпил. Я никогда 
не видела, чтобы он был так печален после пьянки, чаще он приходил веселым, оживленным и довольно 
сентиментальным. Но в тот вечер движения его были раскоординированными, а голова уныло поникла.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.