Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что он лучше всех. Наши тела привыкали друг к друга, и мои ласки становились все более 
умелыми. Я стала понимать, что за сила заключена в моих маленьких ручках - лишь одним легким 
касанием я могла успокоить Френсиса или наоборот вызвать в нем новый прилив страсти. Я 
выбрала для себя тактику львицы - то отдавалась, то ускользала, продолжая игру до тех пор, пока 
он начинал буквально кричать от страсти и желания. Не было ли это началом развития жестокости, 
которая позже стала для меня привычной? Нет, тогда в моем поведении не было умысла или 
расчета. Я просто была бездумно счастлива, играла со своими и его чувствами, а он так ласкал 
меня, что я всхлипывала от желания. Вы скажете, что все это не просто необыкновенно, а 
неестественно для шестнадцатилетней барышни? Возможно; наверное, солнце и море притупили 
наше чувство ответственности. Мы приняли какую-то естественную форму существования, 
слившись с окружающей природой. Застенчивость быстро улетучилась. Мы стеснялись друг друга, 
но это не касалось наших тел. Мы считали друг друга красивыми и наслаждались видом 
обнаженных тел друг друга. Мы смотрели, пока не уставали смотреть. Мы шептали нежные слова, 
но даже в самый ответственный момент ни одному из нас не приходило в голову сказать:
<Я люблю тебя>. Наша любовь была слишком велика для этих банальных захватанных слов - так я 
ощущала в те дни. Я была уверена, что никогда в жизни не произнесу их. Никогда.
Дни бежали один за другим. Некогда было остановиться и задуматься. Мы каждый день 
виделись и любили друг друга, ни о чем не заботясь.
Однажды вечером у нас дома произошла крайне неприятная сцена. Папа с мамой поссорились на 
глазах у нас с Джоном.
Берти, к счастью, не было - она уехала в город. Мама резко что-то сказала, со звоном бросила на стол нож и 
вилку и посмотрела на отца с откровенной ненавистью.
- Тебе не обязательно сидеть тут и ковыряться в тарелке, изображая счастливого семьянина, - бросила 
она.
Отец застыл с открытым ртом.
- Анна, пожалуйста, - не при детях.
- А я хочу, чтобы они все знали - они уже достаточно взрослые. Я до смерти устала от вечного 
притворства.
- Идите к себе, - повернулся к нам отец.
- Нет! Пусть останутся тут. Ваш отец все время шутит и порхает и думает, что я вечно буду тащить дом 
на своих плечах.
- Анна!
- Ты меня больше не остановишь. Я наелась твоих улыбочек. Ты думаешь, что все грехи 
можно списать, если вовремя приходить к семейному столу? Я до смерти устала, слышишь? Я 
больше не могу все это выносить, я тоже живой человек. Все это ложь - идиотская ложь. Ты 
посмотри на себя... Посмотри на...
Рука отца метнулась к солонке и над столом повисло белое облачко. Мама испуганно 
вскрикнула и схватилась за лицо.
- Теперь я ослепну, - произнесла она сдавленным чужим голосом и прижала к глазам платок. Папа тут 
же подбежал к ней, и они ушли на четверть часа в ванную. А потом вернулись в гостиную, как ни чем ни 
бывало.
- Мама не ослепнет? - спросил Джон.
- Конечно, нет, - ответил папа и полез в карман. - Ты говорил, что хочешь новые удочки? Ну, так 
возьми, - он протянул Джону несколько монет, и Джон тут же забыл о неприятной размолвке.
- Выпьем кофе в саду, - предложила мама и повернулась ко мне.
Глаза у нее покраснели и воспалились от соли и слез.
Мы выпили кофе и все стало, как всегда, но я задумалась. Я давно знала, что мама несчастлива, но 
отблеск ненависти в ее взгляде был чем-то новым. Я даже слегка испугалась, хотя и не была уверена в своем 
впечатлении.
В тот вечер мы с Берти отправились на прогулку с моими родителями. Я просто не хотела 
оставлять их наедине. Папа шел впереди навстречу закату, как обычно, опираясь на свою изящную 
трость. Мы прошли совсем недалеко от места наших встреч с Френсисом, и я почувствовала, что 
покраснела, и все это заметили.
- Ага! - воскликнула Берти, - вот где ты пропадаешь.
- А ты имеешь что-то против?
- Теперь я все понял, - заявил папа.
- Не глупи, - возразила мать, - девочка просто загорает нагишом там, где ее никто не видит. Все 
вполне невинно.
- Невинно? - повторила Берти с улыбочкой.
Следующие несколько дней мне было трудно оставаться самой собой. Я испытывала странное 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.