Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

презрения.
   Сборщик налогов, податной инспектор, жандармский офицер  и  еще  двое
или трое чиновников пожаловали со своими женами. За ними следом  явилось
несколько богатеньких либералов. Позвали к столу Жюльен уже был в  самом
отвратительном настроении, а тут еще ему пришло в голову, что бок о  бок
с этой столовой, за стеной, сидят несчастные  призреваемые  и  на  их-то
скудном пайке, должно быть, и загребали денежки  для  приобретения  всей
это безвкусной роскоши, которой его сейчас хотели ошеломить.
   "Должно быть, они голодные сейчас", - подумал он, и  у  него  сдавило
горло; он был не в силах заставить себя проглотить ни куска и даже почти
не мог говорить. Но спустя примерно четверть часа он  почувствовал  себя
еще хуже. Издали время от времени стали доноситься обрывки  уличной  пе-
сенки, и, надо сознаться, песенки малопристойной; ее распевал кто-то  из
этих несчастных затворников. Г-н Вально посмотрел  на  одного  из  своих
ливрейных лакеев; тот мигом исчез, и через  минуту  пение  прекратилось.
Как раз в это время другой лакей подносил  Жюльену  рейнвейн  в  зеленой
рюмке, и г-жа Вально не преминула сообщить Жюльену, что вино  это  стоит
на месте девять франков бутылка. Жюльен поднял зеленую  рюмку  и  сказал
г-ну Вально:
   - Там перестали петь эту гнусную песню.
   - Еще бы, черт возьми, - с победоносным видом ответил директор.  -  Я
приказал замолчать этой голытьбе.
   Это было уже слишком для Жюльена он вполне  усвоил  подобающие  этому
кругу манеры, но чувствами его он еще далеко не  проникся.  Несмотря  на
все свое лицемерие, к которому он так часто прибегал,  он  почувствовал,
как по щеке у него покатилась крупная слеза.
   Он постарался укрыться за зеленой рюмкой, но был совершенно не в сос-
тоянии оказать честь рейнскому вину "Не давать петь, - повторял  он  про
себя. - Боже мой! И ты это терпишь!"
   К счастью, никто не заметил, что он  так  неприлично  расчувствовался
Сборщик налогов затянул роялистскую песню  Когда  все  хором  подхватили
припев, совесть Жюльена стала нашептывать ему: "Вот оно  -  это  грязное
богатство, которого и ты можешь достигнуть и наслаждаться им, но  только
на таких вот условиях, не иначе как в этакой компании Возможно, ты запо-
лучишь местечко в двадцать тысяч франков, но в то время как сам  ты  бу-
дешь обжираться говядиной, ты будешь запрещать петь бедному  узнику;  ты
будешь закатывать обеды на деньги, которые уворуешь из его жалкого  пай-
ка, и когда ты будешь пировать, он будет еще несчастней! О Наполеон! Как
прекрасно было твое время, когда люди завоевывали себе положение на поле
битвы! Но пробиваться подлостью, увеличивая страдания бедняков?"
   Должен сознаться, что слабость, обнаруженная Жюльеном в этом  моноло-
ге, внушает мне весьма неважное мнение о нем Он был бы достойным  собра-
том тех заговорщиков в желтых перчатках, которые желают перевернуть весь
жизненный уклад большой страны, но не хотят иметь на совести ни малейшей
царапинки.
   Внезапно Жюльен был вынужден снова вернуться к своей  роли.  Ведь  не
для того, чтобы мечтать да сидеть, не говоря ни слова, позвали его  обе-
дать в таком изысканном обществе.
   Бывший  фабрикант  набоек,  ныне  член-корреспондент  Безансонской  и
Юзесской академий, обратился к нему с другого конца  стола  с  вопросом,
правда ли то, что говорят кругом о его  удивительных  успехах  по  части
изучения Нового завета?
   Сразу воцарилась глубокая тишина.  Новый  завет  на  латинском  языке
словно по волшебству оказался в руках ученого члена двух академий.  Едва
Жюльен успел ему ответить, как тот, открыв наугад книгу,  прочел  начало
первой попавшейся латинской фразы. Жюльен продолжал ее  наизусть  Память
не изменила ему, и это чудо вызвало всеобщее восхищение, проявившееся  с
весьма шумной горячностью, подобающей концу  обеда.  Жюльен  смотрел  на
раскрасневшиеся лица дам, - некоторые из них были весьма недурны. Он ос-
тановился взглядом на жене сборщика, голосистого запевалы.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.