Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

них пролетало, как молния. Жюльен совершенно  утратил  привычку  размыш-
лять.
   Как-то раз горничная Элиза отправилась в Верьер, - у нее была тяжба в
суде. Она встретила г-на Вально и из разговора с ним обнаружила, что  он
страшно сердит на Жюльена. Она теперь ненавидела гувернера  и  частенько
судачила о нем с г-ном Вально.
   - Вы ведь меня погубите, сударь, коли я вам всю правду расскажу...  -
сказала она г-ну Вально. - Хозяева всегда  друг  за  дружку  стоят,  как
всерьез до дела дойдет... А прислуга, если в чем проболтается, так ей ни
за что не простят...
   После этого весьма обыденного вступления, которое нетерпеливое  любо-
пытство г-на Вально постаралось насколько возможно сократить, он услышал
от нее вещи, весьма обидные для его самолюбия.
   Эта женщина, самая блестящая женщина во всей округе, которую он в те-
чение целых шести лет окружал таким вниманием, - это, к сожалению,  про-
исходило у всех на виду и было всем отлично известно,  -  эта  гордячка,
которая столько раз заставляла его краснеть своим презрительным  обраще-
нием, - и что же... оказывается, она взяла себе в любовники  этого  под-
мастерья, пожалованного в гувернеры! Мало того, в довершение  этой  нес-
терпимой обиды, нанесенной господину директору дома призрения,  г-жа  де
Реналь, оказывается, обожала своего любовника.
   - Сказать правду, - тяжко вздохнув, добавила  горничная,  -  господин
Жюльен вовсе даже и не домогался этого; он и с нашей госпожой так же хо-
лодно держится, как со всеми.
   Только в Вержи Элиза убедилась в этом окончательно, но, по ее мнению,
эта история тянется уже давно.
   - И вот из-за этого-то, конечно, - прибавила она с горечью, - он тог-
да и отказался на мне жениться. А ято, дура, пошла еще к госпоже де  Ре-
наль посоветоваться, просила ее поговорить с гувернером!
   В тот же вечер г-н де Реналь получил из города вместе со своей  газе-
той пространное анонимное письмо, в котором ему весьма подробно сообщали
о том, что происходит у него в доме. Жюльен заметил, как г-н де  Реналь,
читая это письмо, написанное на голубоватой бумаге, внезапно побелел,  и
после этого Жюльен несколько раз ловил на  себе  его  свирепые  взгляды.
Весь вечер господин мэр был явно чем-то расстроен; тщетно Жюльен пытался
подольститься к нему, расспрашивая его о генеалогии самых  знатных  бур-
гундских семей.
 
 
   XX
   АНОНИМНЫЕ ПИСЬМА
 
   Do not give dalliance.
   Too much the rein; the strongest oaths are straw.
   To the fire i'the blood.
   Tempest [11].
 
   Когда они около полуночи расходились по своим комнатам, Жюльен улучил
минутку и шепнул своей подруге:
   - Сегодня нам нельзя видеться: у вашего мужа  зародились  подозрения;
готов об заклад побиться, что это длинное письмо,  над  которым  он  так
вздыхал, не что иное, как анонимное послание.
   По счастью, Жюльен заперся в своей комнате на ключ.  Г-же  де  Реналь
пришла в голову безумная  мысль,  что  опасения,  высказанные  Жюльеном,
только предлог для того, чтобы им сегодня не видеться. Она совсем  поте-
ряла голову и в обычный час отправилась к нему в комнату. Жюльен, заслы-
шав шаги в коридоре, тотчас же задул лампу. Кто-то пытался  открыть  его
дверь: кто, г-жа де Реналь или ее ревнивый муж?
   Рано утром кухарка, которая всегда благоволила  к  Жюльену,  принесла
ему книгу; на обложке ее было  написано  несколько  слов  по-итальянски:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.