Случайный афоризм
Никому не давайте своих книг, иначе вы их уже не увидите. В моей библиотеке остались лишь те книги, которые я взял почитать у других. (Анатоль Франс)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   "Удачное противопоставление! - подумал он, и все время, все эти  пят-
надцать минут, пока Матильда продолжала бранить его, он предавался  мыс-
лям о г-же де Реналь. И хотя он даже время от времени и отвечал  на  то,
что ему говорила Матильда, он не в силах был оторваться душой от  воспо-
минаний о спальне в Верьере. Он видел: вот лежит безансонская газета  на
стеганом одеяле из оранжевой тафты; он видел, как ее  судорожно  сжимает
эта белая-белая рука; видел, как плачет г-жа де Реналь... Он следил взо-
ром за каждой слезинкой, катившейся по этому прелестному лицу.
   Мадемуазель де Ла-Моль, так ничего и не добившись от Жюльена, позвала
адвоката. К счастью, это  оказался  бывший  капитан  Итальянской  армии,
участник походов 1796 года, товарищ Манюэля.
   Порядка ради он попытался переубедить осужденного.
   Жюльен только из уважения к нему подробно изложил все свои доводы.
   - Сказать по чести, можно рассуждать и по-вашему, - сказал,  выслушав
его, г-н Феликс Вано (так звали адвоката). - Но у вас еще целых три  дня
для подачи апелляции, и мой долг - приходить и уговаривать вас в течение
всех этих трех дней. Если бы за эти два месяца под тюрьмой вдруг открыл-
ся вулкан, вы были бы спасены. Да вы можете умереть и от болезни, -  до-
бавил он, глядя Жюльену в глаза.
   И когда, наконец, Матильда и  адвокат  ушли,  он  чувствовал  гораздо
больше приязни к адвокату, чем к ней.
 
 
   XLIII
 
   Час спустя, когда он спал крепким сном, его разбудили  чьи-то  слезы,
они капали ему на руку. "Ах, опять Матильда! - подумал он в  полусне.  -
Вот она пришла, верная своей тактике, надеясь уломать  меня  при  помощи
нежных чувств". С тоской предвидя новую сцену в патетическом  жанре,  он
не открывал глаз. Ему припомнились стишки о Бельфегоре, убегающем от же-
ны.
   Тут он услыхал какой-то сдавленный вздох; он открыл глаза:  это  была
г-жа де Реналь.
   - Ах, так я вижу тебя перед тем, как умереть! Или мне снится  это?  -
воскликнул он, бросаясь к ее ногам. - Но простите меня, сударыня, ведь в
ваших глазах я только убийца, - сказал он, тотчас же спохватившись.
   - Сударь, я пришла сюда, чтобы умолить вас подать апелляцию: я  знаю,
что вы отказываетесь сделать это...
   Рыдания душили ее, она не могла говорить.
   - Умоляю вас простить меня.
   - Если ты хочешь, чтобы я простила тебя, - сказала она, вставая и ки-
даясь ему на грудь, - то немедленно подай апелляцию об отмене  смертного
приговора.
   Жюльен осыпал ее поцелуями.
   - А ты будешь приходить ко мне каждый день в течение этих двух  меся-
цев?
   - Клянусь тебе. Каждый день, если только мой муж не запретит мне это.
   - Тогда подам! - вскричал Жюльен. - Как! Ты  меня  прощаешь!  Неужели
это правда?
   Он сжимал ее в своих объятиях, он совсем обезумел. Вдруг она тихонько
вскрикнула.
   - Ничего, - сказала она, - просто ты мне больно сделал.
   - Плечу твоему! - воскликнул Жюльен, заливаясь слезами. Чуть-чуть от-
кинувшись, он прильнул к ее руке, покрывая ее жаркими поцелуями. - И кто
бы мог сказать это тогда, в последний раз, когда я был у  тебя  в  твоей
комнате в Верьере!
   - А кто бы мог сказать тогда, что я напишу господину де  Ла-Молю  это
гнусное письмо!
   - Знай: я всегда любил тебя, я никого не любил, кроме тебя.
   - Может ли это быть? - воскликнула г-жа де Реналь, теперь уж и она не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.