Случайный афоризм
Нашёл в книге мысль, которая перевернёт всю его жизнь. И стал читать всё подряд, чтобы не упустить ни одной мысли, способной перевернуть жизнь. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   "Удачное противопоставление! - подумал он, и все время, все эти  пят-
надцать минут, пока Матильда продолжала бранить его, он предавался  мыс-
лям о г-же де Реналь. И хотя он даже время от времени и отвечал  на  то,
что ему говорила Матильда, он не в силах был оторваться душой от  воспо-
минаний о спальне в Верьере. Он видел: вот лежит безансонская газета  на
стеганом одеяле из оранжевой тафты; он видел, как ее  судорожно  сжимает
эта белая-белая рука; видел, как плачет г-жа де Реналь... Он следил взо-
ром за каждой слезинкой, катившейся по этому прелестному лицу.
   Мадемуазель де Ла-Моль, так ничего и не добившись от Жюльена, позвала
адвоката. К счастью, это  оказался  бывший  капитан  Итальянской  армии,
участник походов 1796 года, товарищ Манюэля.
   Порядка ради он попытался переубедить осужденного.
   Жюльен только из уважения к нему подробно изложил все свои доводы.
   - Сказать по чести, можно рассуждать и по-вашему, - сказал,  выслушав
его, г-н Феликс Вано (так звали адвоката). - Но у вас еще целых три  дня
для подачи апелляции, и мой долг - приходить и уговаривать вас в течение
всех этих трех дней. Если бы за эти два месяца под тюрьмой вдруг открыл-
ся вулкан, вы были бы спасены. Да вы можете умереть и от болезни, -  до-
бавил он, глядя Жюльену в глаза.
   И когда, наконец, Матильда и  адвокат  ушли,  он  чувствовал  гораздо
больше приязни к адвокату, чем к ней.
 
 
   XLIII
 
   Час спустя, когда он спал крепким сном, его разбудили  чьи-то  слезы,
они капали ему на руку. "Ах, опять Матильда! - подумал он в  полусне.  -
Вот она пришла, верная своей тактике, надеясь уломать  меня  при  помощи
нежных чувств". С тоской предвидя новую сцену в патетическом  жанре,  он
не открывал глаз. Ему припомнились стишки о Бельфегоре, убегающем от же-
ны.
   Тут он услыхал какой-то сдавленный вздох; он открыл глаза:  это  была
г-жа де Реналь.
   - Ах, так я вижу тебя перед тем, как умереть! Или мне снится  это?  -
воскликнул он, бросаясь к ее ногам. - Но простите меня, сударыня, ведь в
ваших глазах я только убийца, - сказал он, тотчас же спохватившись.
   - Сударь, я пришла сюда, чтобы умолить вас подать апелляцию: я  знаю,
что вы отказываетесь сделать это...
   Рыдания душили ее, она не могла говорить.
   - Умоляю вас простить меня.
   - Если ты хочешь, чтобы я простила тебя, - сказала она, вставая и ки-
даясь ему на грудь, - то немедленно подай апелляцию об отмене  смертного
приговора.
   Жюльен осыпал ее поцелуями.
   - А ты будешь приходить ко мне каждый день в течение этих двух  меся-
цев?
   - Клянусь тебе. Каждый день, если только мой муж не запретит мне это.
   - Тогда подам! - вскричал Жюльен. - Как! Ты  меня  прощаешь!  Неужели
это правда?
   Он сжимал ее в своих объятиях, он совсем обезумел. Вдруг она тихонько
вскрикнула.
   - Ничего, - сказала она, - просто ты мне больно сделал.
   - Плечу твоему! - воскликнул Жюльен, заливаясь слезами. Чуть-чуть от-
кинувшись, он прильнул к ее руке, покрывая ее жаркими поцелуями. - И кто
бы мог сказать это тогда, в последний раз, когда я был у  тебя  в  твоей
комнате в Верьере!
   - А кто бы мог сказать тогда, что я напишу господину де  Ла-Молю  это
гнусное письмо!
   - Знай: я всегда любил тебя, я никого не любил, кроме тебя.
   - Может ли это быть? - воскликнула г-жа де Реналь, теперь уж и она не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.