Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ее лечат физическим воздействием и шампанским. Но Жюльен  счел  бы  себя
низким трусом, если бы прибегнул к подобного рода средствам.  На  исходе
этого ужасного дня, в течение которого он непрерывно метался взад и впе-
ред по своей тесной башне, он вдруг воскликнул:
   - Ах, какой же я дурак! Ведь если бы мне предстояло умереть, как вся-
кому другому, тогда, конечно, вид этого несчастного старика мог бы  при-
вести меня в такое невыносимое уныние. Но смерть мгновенная  и  в  цвете
лет - она как раз и избавляет меня от этого жалкого разрушения.
   Однако, несмотря на все эти рассуждения, Жюльен  чувствовал,  что  он
ослабел, что он проявил малодушие, и потому-то его так и расстроило  это
посещение.
   В нем теперь уж не было никакой  суровости,  ничего  величественного,
никаких римских добродетелей. Смерть царила где-то на большой высоте,  и
не такая уж это была легкая вещь.
   "Вот это будет мой термометр, - сказал он себе. - Сегодня  вечером  я
на десять градусов ниже того мужества, с каким следует идти на  гильоти-
ну. А сегодня утром мое мужество было на надлежащем уровне. А  в  общем,
не все ль равно? Лишь бы оно вернулось ко мне  в  должную  минуту".  Эта
мысль о термометре несколько развлекла его и в конце концов рассеяла его
мрачное настроение.
   Когда он на другой день проснулся, ему было стыдно вспоминать вчераш-
ний день. "Мое счастье и спокойствие под угрозой". Он даже  решил  напи-
сать главному прокурору, чтобы к нему никого не допускали.  "А  Фуке?  -
подумал он. - Если он вздумает приехать сюда, в Безансон,  как  это  его
огорчит!"
   Наверное, он месяца два уже не вспоминал о Фуке. "Каким глупцом я был
в Страсбурге! Мои мысли не поднимались выше воротника на моем  мундире".
Воспоминание о Фуке надолго заняло его, и он опять расчувствовался. Он в
волнении шагал из угла в угол. "Ну вот я и  опустился  уже  на  двадцать
градусов ниже уровня смерти... Если моя слабость будет расти,  лучше  уж
покончить с собой. Как будут торжествовать все эти аббаты Малоны и  гос-
пода Вально, если я умру слюнтяем!"
   Приехал Фуке; этот добрый, простодушный человек не помнил себя от го-
ря. Он только об одном и толковал: продать все свое имущество, подкупить
тюремщика и устроить Жюльену побег. Он долго говорил о бегстве  г-на  де
Лавалета.
   - Ты меня огорчаешь, - сказал ему Жюльен. - Господин де  Лавалет  был
невинен, а я виновен. Ты, сам того не желая, заставляешь меня думать  об
этом различии... Но что это ты говоришь? Неужели? Ты готов  продать  все
свое имущество? - удивился Жюльен, вдруг снова обретая всю свою наблюда-
тельность и недоверчивость.
   Фуке, обрадовавшись, что наконец-то его друг откликнулся на его заме-
чательную идею, начал подробно высчитывать с точностью  чуть  ли  не  до
каждой сотни франков, сколько он  может  выручить  за  каждый  из  своих
участков.
   "Какое изумительное самоотвержение для деревенского  собственника!  -
думал Жюльен. - Сколько скопидомства, бережливости, чуть ли  не  мелкого
скряжничества, которое заставляло меня краснеть, когда я замечал это  за
ним, и всем этим он жертвует для меня! Конечно, у блестящих молодых  лю-
дей, читающих "Рене", которых я встречал в особняке де Ла-Моля, нет  его
смешных недостатков, но, за исключением  разве  какихнибудь  совершенных
юнцов, неожиданно разбогатевших благодаря какому-нибудь наследству и еще
не знающих цены деньгам, кто из этих блестящих парижан способен на такое
самопожертвование?"
   Все ошибки речи, неотесанные манеры Фуке - все исчезло  для  него,  и
Жюльен бросился обнимать друга. Никогда еще провинция, при  сравнения  с
Парижем, не Удостаивалась такого высокого предпочтения. Фуке, в восторге
от того чувства, которое он прочел в глазах Жюльена, принял его за  сог-
ласие бежать...
   Это проявление величия вернуло Жюльену всю  твердость  духа,  которой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.