Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ды в саду пожала ему руку.
   Пройдет время, - ужели и завтра, спустя сутки, Вы будете все  так  же
гневаться на него? Мой грех непоправим. Если Вы пожелаете, Жюльен  через
меня принесет Вам уверения в своем глубочайшем уважении  и  в  искренней
скорби своей оттого, что он навлек на себя Ваш гнев. Вы его  больше  ни-
когда не увидите, но я последую за ним всюду, куда он захочет.  Это  его
право, это мой долг, он отец моего ребенка. Если  Вы  по  доброте  своей
соблаговолите назначить нам шесть тысяч франков на нашу жизнь,  я  приму
их с великой признательностью, а если нет, то Жюльен рассчитывает устро-
иться в Безансоне преподавателем латыни и литературы. С какой бы ступени
он ни начал, я уверена, что он выдвинется. С ним я не боюсь  безвестнос-
ти. Случись революция, я не сомневаюсь, что он будет играть первую роль.
А могли ли бы Вы сказать нечто подобное о ком-либо из тех, кто добивался
моей руки? У них богатые имения? Но это единственное преимущество не мо-
жет заставить меня плениться ими. Мой Жюльен достиг бы высокого  положе-
ния и при существующем режиме, будь у него миллион и покровительство мо-
его отца..?"
   Матильда знала, что отец ее человек вспыльчивый,  и  потому  исписала
восемь страниц.
   "Что делать? - рассуждал сам с собой Жюльен, прогуливаясь в полночь в
саду, в то время как г-н де Ла-Моль читал это письмо. -  Каков,  во-пер-
вых, мой долг, во-вторых, мои интересы? То, чем я обязан ему,  безмерно;
без него я был бы жалким плутом на какойнибудь ничтожной должности,  да,
пожалуй, еще и не настолько плутом, чтобы не навлечь на себя ненависть и
презрение окружающих. Он сделал из меня светского человека. В силу этого
мои неизбежные плутни будут, во-первых, более редки и, во-вторых,  менее
гнусны.
   А это стоит больше, чем если бы он подарил мне миллион. Я обязан  ему
и этим орденом и моими якобы дипломатическими заслугами, которые  возвы-
шают меня над общим уровнем.
   Если он сидит сейчас с пером в руке и  намеревается  предписать  мне,
как я должен вести себя, - что он напишет?"
   Тут размышления Жюльена были внезапно  прерваны  старым  камердинером
г-на де Ла-Моля.
   - Маркиз требует вас сию минуту, одетого, неодетого, все равно.
   И, провожая Жюльена, камердинер добавил вполголоса:
   - Берегитесь, господин маркиз прямо рвет и мечет.
 
 
   XXXIII
   ПРОПАСТЬ МАЛОДУШИЯ
 
   Шлифуя этот алмаз, неискусный гранильщик сточил его самые искрометные
грани. В средние века - да что я говорю, - еще при Ришелье француз обла-
дал способностью хотеть.
   Мирабо.
 
   Жюльен застал маркиза в бешенстве; должно быть, в первый раз в  жизни
этот вельможа вел себя непристойно: он обрушился на Жюльена потоком пло-
щадной брани. Наш герой был изумлен, уязвлен,  но  его  чувство  призна-
тельности к маркизу нимало не поколебалось. "Сколько  великолепных  пла-
нов, издавна взлелеянных заветной мечтой, - и вот в одно мгновение  нес-
частный человек видит, как все это рассыпается в прах! Но я  должен  ему
ответить что-нибудь, мое молчание только увеличивает его ярость".  Ответ
подвернулся из роли Тартюфа.
   - Я не ангел... Я служил вам верно, и вы щедро вознаграждали  меня...
Я полон признательности, но, посудите, мне двадцать два года...  В  этом
доме меня только и понимали вы сами и эта прелестная особа...
   - Гадина! - заорал маркиз. - Прелестная, прелестная! Да в  тот  день,
когда вам пришло в голову, что она прелестна, вы должны были бежать  от-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.