Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Маршальша заметила, что этот балет гораздо слабее романа аббата  Пре-
во.
   "Вот как! - подумал Жюльен, удивленный и  заинтересованный.  -  Особа
столь высокой добродетели - и хвалит какой-то  роман?"  Г-жа  де  Фервак
считала своей обязанностью по меньшей мере два-три раза в неделю обруши-
ваться с уничтожающим презрением на этих писак, которые своими  мерзкими
сочинениями развращают молодежь, столь легко поддающуюся, увы,  пагубным
заблуждениям страстей.
   - Среди подобного рода безнравственных, опасных сочинений, -  продол-
жала маршальша, - "Манон Леско" занимает, как говорят,  одно  из  первых
мест. Заблуждения, а также заслуженные страдания глубоко порочного серд-
ца описаны там, говорят, с большой правдивостью и  проникновением,  что,
впрочем, не помешало вашему Бонапарту на острове святой  Елены  сказать,
что этот роман написан для лакеев.
   Эти слова вывели Жюльена из душевного оцепенения. "Меня хотели  погу-
бить в глазах маршальши; ей рассказали о моем  увлечении  Наполеоном.  И
это так задело ее, что она не могла устоять перед соблазном дать мне это
почувствовать". Это открытие занимало его весь вечер, и он заметно  ожи-
вился. Когда он расставался с маршальшей в вестибюле Оперы, она  сказала
ему:
   - Запомните, сударь, кто любит меня, не должен любить Бонапарта. Мож-
но, самое большее, признавать его, как некую необходимость, ниспосланную
провидением. К тому же этот человек отнюдь не  отличался  душевной  тон-
костью, он был неспособен ценить великие произведения искусства.
   "Кто любит меня! - повторял Жюльен. - Это или ровно ничего не значит,
или значит все. Вот тайны языка, непостижимые для нас, бедных провинциа-
лов". И, переписывая необъятное письмо, предназначавшееся для маршальши,
он без конца вспоминал о г-же де Реналь.
   - Как могло случиться, - сказала ему г-жа де Фервак  на  другой  день
таким равнодушным тоном, что он показался ему явно неестественным, - что
вы говорите мне о - Лондоне и Ричмонде в письме,  которое  вы  написали,
как мне кажется, вчера вечером, после того, как вернулись из Оперы?
   Жюльен пришел в крайнее  замешательство:  он  переписывал  строка  за
строкой, ничуть не вникая в то, что он пишет, и, по-видимому, не обратил
внимания, что следует переменить слова Лондон и Ричмонд, которые  встре-
чались в оригинале, на Париж и Сен-Клу. Он попытался что-то сказать, на-
чал было одну фразу, потом другую, но никак не мог довести их до  конца:
его душил смех. Наконец он кое-как выпутался, придумал следующее  объяс-
нение: "Увлеченная возвышенными размышлениями о непостижимых идеалах ду-
ши человеческой, моя душа, когда я писал вам, легко могла впасть  в  за-
бывчивость".
   "Я произвел впечатление, - решил он, - На сегодняшний  вечер  я  могу
избавить себя от этой скучищи". И он чуть ли не бегом бросился из  особ-
няка де Фервак. Поздно вечером, достав оригинал письма, которое он  спи-
сывал накануне, он сразу нашел то роковое  место,  где  молодой  русский
упоминал о Лондоне и Ричмонде. Жюльен страшно удивился,  обнаружив,  что
это чуть ли не любовное письмо.
   И вот этот-то контраст между кажущейся непринужденностью его разгово-
ра и необычайной, чуть ли не апокалиптической глубиной его писем и  зас-
тавил г-жу де Фервак обратить на него внимание. Маршальшу особенно  пле-
няли его бесконечно длинные фразы: не то что этот скачущий слог, на  ко-
торый завел моду Вольтер, этот безнравственнейший человек! И хотя  герой
наш прилагал все старания, чтобы совершенно изгнать из своих  разговоров
всякие признаки здравого смысла, все же в них оставался легкий душок ан-
тимонархизма и безбожия, и это не ускользало от маршальши де Фервак. Ок-
руженная людьми в высшей степени нравственными, но которые обычно за це-
лый вечер неспособны были произнести ни одного живого  слова,  эта  дама
была весьма восприимчива ко всему, что  отличалось  некоторой  новизной,
хоть и считала своим долгом возмущаться этим. Она  называла  этот  порок
печатью легкомысленного века...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.