Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Маршальша заметила, что этот балет гораздо слабее романа аббата  Пре-
во.
   "Вот как! - подумал Жюльен, удивленный и  заинтересованный.  -  Особа
столь высокой добродетели - и хвалит какой-то  роман?"  Г-жа  де  Фервак
считала своей обязанностью по меньшей мере два-три раза в неделю обруши-
ваться с уничтожающим презрением на этих писак, которые своими  мерзкими
сочинениями развращают молодежь, столь легко поддающуюся, увы,  пагубным
заблуждениям страстей.
   - Среди подобного рода безнравственных, опасных сочинений, -  продол-
жала маршальша, - "Манон Леско" занимает, как говорят,  одно  из  первых
мест. Заблуждения, а также заслуженные страдания глубоко порочного серд-
ца описаны там, говорят, с большой правдивостью и  проникновением,  что,
впрочем, не помешало вашему Бонапарту на острове святой  Елены  сказать,
что этот роман написан для лакеев.
   Эти слова вывели Жюльена из душевного оцепенения. "Меня хотели  погу-
бить в глазах маршальши; ей рассказали о моем  увлечении  Наполеоном.  И
это так задело ее, что она не могла устоять перед соблазном дать мне это
почувствовать". Это открытие занимало его весь вечер, и он заметно  ожи-
вился. Когда он расставался с маршальшей в вестибюле Оперы, она  сказала
ему:
   - Запомните, сударь, кто любит меня, не должен любить Бонапарта. Мож-
но, самое большее, признавать его, как некую необходимость, ниспосланную
провидением. К тому же этот человек отнюдь не  отличался  душевной  тон-
костью, он был неспособен ценить великие произведения искусства.
   "Кто любит меня! - повторял Жюльен. - Это или ровно ничего не значит,
или значит все. Вот тайны языка, непостижимые для нас, бедных провинциа-
лов". И, переписывая необъятное письмо, предназначавшееся для маршальши,
он без конца вспоминал о г-же де Реналь.
   - Как могло случиться, - сказала ему г-жа де Фервак  на  другой  день
таким равнодушным тоном, что он показался ему явно неестественным, - что
вы говорите мне о - Лондоне и Ричмонде в письме,  которое  вы  написали,
как мне кажется, вчера вечером, после того, как вернулись из Оперы?
   Жюльен пришел в крайнее  замешательство:  он  переписывал  строка  за
строкой, ничуть не вникая в то, что он пишет, и, по-видимому, не обратил
внимания, что следует переменить слова Лондон и Ричмонд, которые  встре-
чались в оригинале, на Париж и Сен-Клу. Он попытался что-то сказать, на-
чал было одну фразу, потом другую, но никак не мог довести их до  конца:
его душил смех. Наконец он кое-как выпутался, придумал следующее  объяс-
нение: "Увлеченная возвышенными размышлениями о непостижимых идеалах ду-
ши человеческой, моя душа, когда я писал вам, легко могла впасть  в  за-
бывчивость".
   "Я произвел впечатление, - решил он, - На сегодняшний  вечер  я  могу
избавить себя от этой скучищи". И он чуть ли не бегом бросился из  особ-
няка де Фервак. Поздно вечером, достав оригинал письма, которое он  спи-
сывал накануне, он сразу нашел то роковое  место,  где  молодой  русский
упоминал о Лондоне и Ричмонде. Жюльен страшно удивился,  обнаружив,  что
это чуть ли не любовное письмо.
   И вот этот-то контраст между кажущейся непринужденностью его разгово-
ра и необычайной, чуть ли не апокалиптической глубиной его писем и  зас-
тавил г-жу де Фервак обратить на него внимание. Маршальшу особенно  пле-
няли его бесконечно длинные фразы: не то что этот скачущий слог, на  ко-
торый завел моду Вольтер, этот безнравственнейший человек! И хотя  герой
наш прилагал все старания, чтобы совершенно изгнать из своих  разговоров
всякие признаки здравого смысла, все же в них оставался легкий душок ан-
тимонархизма и безбожия, и это не ускользало от маршальши де Фервак. Ок-
руженная людьми в высшей степени нравственными, но которые обычно за це-
лый вечер неспособны были произнести ни одного живого  слова,  эта  дама
была весьма восприимчива ко всему, что  отличалось  некоторой  новизной,
хоть и считала своим долгом возмущаться этим. Она  называла  этот  порок
печатью легкомысленного века...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.