Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Но для него это была смертная мука - лишить себя совсем ее  общества.
Он чувствовал, что ему стало еще тяжелее переносить  свое  ужасное  горе
"Есть же какойнибудь предел человеческому мужеству! - говорил он себе. -
Этого нельзя вынести". Он целыми днями просиживал в мансарде у маленько-
го окошечка с тщательно прикрытым  решетчатым  ставнем:  отсюда  ему  по
крайней мере можно было хоть изредка увидеть м-ль де Ла-Моль, когда  она
выходила в сад.
   Что только делалось с ним, когда иной раз она появлялась после  обеда
в обществе г-на де Келюса, г-на де Люза или еще кого-нибудь из тех, кого
она называла ему, рассказывая о своих прежних сердечных увлечениях!
   Жюльен никогда не представлял себе, что можно дойти до такого ужасно-
го отчаяния; он готов был кричать; эта стойкая душа была истерзана  вко-
нец; в ней не осталось живого места.
   Всякое усилие мысли, если оно не было связано с м-ль де Ла-Моль, ста-
ло ненавистно ему; он  не  в  состоянии  был  написать  самого  простого
письма.
   - Да вы с ума сошли! - сказал ему однажды утром маркиз.
   Жюльен, испугавшись, как бы кто не догадался о причине его состояния,
сказал, что он болен, и ему поверили. На его счастье, маркиз  за  обедом
начал подшучивать по поводу его будущего путешествия.  Матильда  поняла,
что оно может затянуться надолго. Жюльен уже несколько дней избегал  ее,
а блестящие молодые люди, которые обладали всем, чего недоставало  этому
бледному, мрачному и когда-то любимому ею человеку, неспособны были  вы-
вести ее из задумчивости.
   "Обыкновенная девушка, - говорила она себе, - стала  бы  искать  себе
избранника именно среди этих молодых людей, привлекающих к себе все взо-
ры в гостиных; но человек с возвышенной душой как раз и отличается  тем,
что его мысль не следует  по  избитой  тропе,  проложенной  посредствен-
ностью.
   Если я стану подругой такого человека, как Жюльен, которому не хвата-
ет только состояния, - а оно есть у меня, - я буду постоянно  привлекать
к себе всеобщее внимание, жизнь моя не пройдет незамеченной. Я не только
не буду испытывать вечного страха перед революцией, как мои кузины,  ко-
торые так трепещут перед чернью, что не смеют прикрикнуть на кучера, ко-
торый их плохо везет, - я, безусловно,  буду  играть  какую-то  роль,  и
крупную роль, ибо человек, которого я избрала, - человек с характером  и
безграничным честолюбием Чего ему недостает? Друзей, денег? Я дам ему  и
то и другое". Но в своих размышлениях о Жюльене она представляла его се-
бе как бы каким-то низшим существом, которое можно осчастливить, когда и
как тебе заблагорассудится, и в любви которого даже не может  возникнуть
сомнения.
 
 
   XIX
   КОМИЧЕСКАЯ ОПЕРА
 
   О, how this spring of love ressembleth
   The uncertain glory of an April day,
   Which now shows all the beauty of the sun,
   And by, and by a cloud takes all away!
   Shakespeare [30].
 
   Поглощенная мечтами о будущем и о той  исключительной  роли,  которую
ей, быть может, предстояло играть, Матильда иной раз  не  без  сожаления
вспоминала о сухих, метафизических спорах, которые у них прежде возника-
ли с Жюльеном. А иногда, устав от этих высоких размышлений, она с  сожа-
лением вспоминала о минутах счастья, которые обрела возле него.  Но  эти
воспоминания вызывали у нее чувство раскаяния, и оно  иной  раз  жестоко
терзало ее.
   "Если человек уступает какой-то своей слабости, - говорила она  себе,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.