Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

место в обществе.
   Стань этот поступок известен, это, безусловно, опозорило бы ее  наве-
ки. Никто из женщин, бывающих у ее матери, не осмелился бы стать  на  ее
сторону! Да и что можно было бы придумать для ее оправдания,  чтобы  они
могли повторить это и ослабить удар ужасающего презрения гостиных?
   Ведь даже вымолвить такое признание - и то было бы  ужасно;  а  напи-
сать! "Есть вещи, которых не пишут!" - вскричал Наполеон, узнав о  капи-
туляции при Байлене. И ведь как раз Жюльен и рассказал ей об этой фразе,
точно он заранее хотел преподать ей урок.
   Но все это еще были пустяки; мучительные опасения Матильды проистека-
ли из других причин. Невзирая на то, какое ужасное впечатление могло все
это произвести на общество, какой несмываемый позор и презрение  грозили
ей, - ибо она оскорбляла свою касту, - Матильда решилась написать  чело-
веку совсем иной породы, нежели все эти Круазенуа, де Люзы, Келюсы.
   Глубина, непостижимость натуры Жюльена могли испугать даже при  самых
обычных отношениях с ним. А она собиралась сделать его своим  возлюблен-
ным, быть может, своим властелином.
   "Кто знает, какие у него появятся  притязания,  если  я  когда-нибудь
окажусь в его власти? Ну что ж, мне придется тогда сказать себе, как го-
ворила Медея: "Средь всех опасностей что ж ныне мне осталось? -  Я  -  я
сама!"
   "У Жюльена нет никакого уважения к благородству крови, - думала  она.
- Хуже того, может быть, он даже вовсе и не влюблен в меня!"
   В эти мучительные минуты ужасных сомнений ее стали преследовать мысли
о женской гордости. "Все должно быть необычно в  судьбе  такой  девушки,
как я!" - вскричала однажды разгневанная Матильда. И тогда гордость, ко-
торая была взлелеяна в ней с колыбели, восстала  против  добродетели.  В
эту минуту отъезд Жюльена внезапно ускорил ход событий. (Такие натуры, к
счастью, весьма редки.)
   Вечером, уже совсем поздно, Жюльену пришло в голову схитрить: он рас-
порядился отнести свой дорожный сундук в швейцарскую и поручил  это  ла-
кею, который ухаживал за горничной м-ль де  Ла-Моль.  "Может  быть,  эта
хитрость ни к чему и не поведет, - сказал он себе, - но если она  удаст-
ся, Матильда подумает, что я уехал". И он уснул, очень  довольный  своей
проделкой. Матильда не сомкнула глаз.
   На другой день Жюльен спозаранку ушел из дому, никем  не  замеченный,
но вернулся, когда еще не было восьми часов.
   Едва он вошел в библиотеку, как в дверях появилась м-ль  де  Ла-Моль.
Он передал ей свой ответ. Он подумал, что ему следовало бы  что-то  ска-
зать ей - более удобный момент трудно было бы и выбрать, -  но  м-ль  де
Ла-Моль не пожелала его слушать и исчезла. Жюльен был в восторге, ибо он
не знал, что ей сказать.
   "Если только все это не шутка, которую они затеяли  сообща  с  графом
Норбером, ясно как день, что именно мои  невозмутимо  холодные  взгляды,
они-то и зажгли эту диковинную любовь, которую эта знатная девица  взду-
мала питать ко мне. Я оказался бы непозволительно  глуп,  если  бы  ког-
да-нибудь позволил себе увлечься всерьез этой долговязой белобрысой кук-
лой". Это умозаключение привело к тому, что он почувствовал  себя  таким
холодным и расчетливым, каким никогда в жизни не был.
   "В сражении, которое сейчас готовится, - продолжал он, - ее  дворянс-
кая гордость будет своего рода пригорком - военной позицией между мной и
ею. Вот по нему-то и надо бить. Я преглупо поступил, оставшись в Париже.
Эта оттяжка с отъездом унижает меня, ставит меня в невыгодное положение,
если, конечно, это не что иное, как комедия. А чем бы я  рисковал,  если
бы уехал? Вышло бы, что и я насмеялся над ними, в случае если они насме-
хаются надо мной. А если она действительно  сколько-нибудь  интересуется
мной, то ее интерес ко мне только вырос бы от этого во сто раз".
   Письмо м-ль де Ла-Моль до такой степени приятно  польстило  тщеславию
Жюльена, что хоть он и посмеивался, не решаясь поверить тому, что  прои-
зошло, но ему и в голову не пришло серьезно подумать, как уместен был бы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.