Случайный афоризм
Поэт - это та же женщина, только беременная стихом. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проделали с младшей из моих двоюродных  сестер,  и  добрые  родственники
придут в умиление. Хорошо еще, что им не так легко угодить и они  мнутся
из-за этого последнего условия, которое внес накануне в договор нотариус
противной стороны".
 
 
   XII
   НЕ ДАНТОН ЛИ ЭТО?
 
   Жажда треволнений - таков был характер  прекрасной  Маргариты  Валуа,
моей тетки,  которая  вскоре  вступила  в  брак  с  королем  Наваррским,
царствующим ныне во Франции под именем Генриха IV. Потребность рисковать
- вот в чем весь секрет характера этой обворожительной принцессы; отсюда
и все ее ссоры и примирения с  братьями,  начиная  с  шестнадцатилетнего
возраста. А чем может рисковать молодая девушка? Самым драгоценным,  что
есть у нее: своим добрым именем. По нему судится вся жизнь ее.
   Мемуары герцога Ангулемского, побочного сына Карла IX.
 
   "А у меня с Жюльеном никаких контрактов, никаких нотариусов,  предва-
ряющих мещанский обряд. Все будет героическим, все  будет  предоставлено
случаю. Если не считать знатного происхождения, чего  у  него  нет,  это
совсем как любовь Маргариты Валуа к юному  де  Ла-Молю,  самому  замеча-
тельному человеку того времени. Но разве я  виновата  в  том,  что  наши
придворные молодые люди слепо привержены к приличиям и бледнеют при  од-
ной мысли о каком-нибудь хоть чуточку необычном происшествии.  Маленькое
путешествие в Грецию или Африку представляется им верхом отваги, да и на
это они не рискнут иначе, как по команде, отрядом.  А  стоит  их  только
предоставить самим себе, ими тотчас же  овладевает  страх,  -  не  перед
копьем бедуина, нет, а как бы не очутиться в смешном положении;  и  этот
страх просто сводит их с ума.
   А мой милый Жюльен - как раз наоборот: он все  любит  делать  сам,  у
этого исключительного существа никогда в мыслях  нет  опереться  на  ко-
го-нибудь, обратиться к другому за поддержкой. Он всех других презирает,
и потому я не презираю его.
   Если бы Жюльен при своей бедности был дворянином, любовь моя была  бы
просто пошлейшей глупостью, самым обыкновенным мезальянсом, никогда бы я
на это не пошла; в этом не было бы ничего такого, чем отличаются подлин-
но великие страсти, никаких неодолимых препятствий, ни этой темной неиз-
вестности грядущего".
   Мадемуазель де Ла-Моль была так увлечена этими возвышенными рассужде-
ниями, что на другой день незаметно для себя стала превозносить  Жюльена
маркизу де Круазенуа и своему брату. Она говорила с таким жаром, что это
в конце концов уязвило их.
   - Берегитесь этого молодого человека с его энергичным  характером!  -
воскликнул ее брат. - Начнись опять революция, он всех нас  отправит  на
гильотину.
   Она остереглась отвечать на это и принялась подшучивать над братом  и
маркизом де Круазенуа по поводу того страха, который  внушала  им  реши-
мость. Ведь, в сущности, это просто страх столкнуться с чем-то непредви-
денным, просто боязнь растеряться перед непредвиденным...
   - Вечно, вечно, господа, у вас этот страх очутиться в смешном положе-
нии - пугало, которое, к несчастью, погребено в тысяча  восемьсот  шест-
надцатом году.
   "В стране, где существуют две партии, - говорил  г-н  де  Ла-Моль,  -
смешного положения быть не может". Его дочь поняла, что  он  хотел  этим
сказать.
   - Итак, господа, - говорила она недругам Жюльена, - вы будете бояться
всю вашу жизнь, а потом вам споют:
   Ведь это был не волк, а просто волчья тень.
   Вскоре Матильда ушла от них. Слова брата ужаснули ее:  она  долго  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.