Случайный афоризм
Мне конец, как только я кончу сочинять, и это меня радует. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проделали с младшей из моих двоюродных  сестер,  и  добрые  родственники
придут в умиление. Хорошо еще, что им не так легко угодить и они  мнутся
из-за этого последнего условия, которое внес накануне в договор нотариус
противной стороны".
 
 
   XII
   НЕ ДАНТОН ЛИ ЭТО?
 
   Жажда треволнений - таков был характер  прекрасной  Маргариты  Валуа,
моей тетки,  которая  вскоре  вступила  в  брак  с  королем  Наваррским,
царствующим ныне во Франции под именем Генриха IV. Потребность рисковать
- вот в чем весь секрет характера этой обворожительной принцессы; отсюда
и все ее ссоры и примирения с  братьями,  начиная  с  шестнадцатилетнего
возраста. А чем может рисковать молодая девушка? Самым драгоценным,  что
есть у нее: своим добрым именем. По нему судится вся жизнь ее.
   Мемуары герцога Ангулемского, побочного сына Карла IX.
 
   "А у меня с Жюльеном никаких контрактов, никаких нотариусов,  предва-
ряющих мещанский обряд. Все будет героическим, все  будет  предоставлено
случаю. Если не считать знатного происхождения, чего  у  него  нет,  это
совсем как любовь Маргариты Валуа к юному  де  Ла-Молю,  самому  замеча-
тельному человеку того времени. Но разве я  виновата  в  том,  что  наши
придворные молодые люди слепо привержены к приличиям и бледнеют при  од-
ной мысли о каком-нибудь хоть чуточку необычном происшествии.  Маленькое
путешествие в Грецию или Африку представляется им верхом отваги, да и на
это они не рискнут иначе, как по команде, отрядом.  А  стоит  их  только
предоставить самим себе, ими тотчас же  овладевает  страх,  -  не  перед
копьем бедуина, нет, а как бы не очутиться в смешном положении;  и  этот
страх просто сводит их с ума.
   А мой милый Жюльен - как раз наоборот: он все  любит  делать  сам,  у
этого исключительного существа никогда в мыслях  нет  опереться  на  ко-
го-нибудь, обратиться к другому за поддержкой. Он всех других презирает,
и потому я не презираю его.
   Если бы Жюльен при своей бедности был дворянином, любовь моя была  бы
просто пошлейшей глупостью, самым обыкновенным мезальянсом, никогда бы я
на это не пошла; в этом не было бы ничего такого, чем отличаются подлин-
но великие страсти, никаких неодолимых препятствий, ни этой темной неиз-
вестности грядущего".
   Мадемуазель де Ла-Моль была так увлечена этими возвышенными рассужде-
ниями, что на другой день незаметно для себя стала превозносить  Жюльена
маркизу де Круазенуа и своему брату. Она говорила с таким жаром, что это
в конце концов уязвило их.
   - Берегитесь этого молодого человека с его энергичным  характером!  -
воскликнул ее брат. - Начнись опять революция, он всех нас  отправит  на
гильотину.
   Она остереглась отвечать на это и принялась подшучивать над братом  и
маркизом де Круазенуа по поводу того страха, который  внушала  им  реши-
мость. Ведь, в сущности, это просто страх столкнуться с чем-то непредви-
денным, просто боязнь растеряться перед непредвиденным...
   - Вечно, вечно, господа, у вас этот страх очутиться в смешном положе-
нии - пугало, которое, к несчастью, погребено в тысяча  восемьсот  шест-
надцатом году.
   "В стране, где существуют две партии, - говорил  г-н  де  Ла-Моль,  -
смешного положения быть не может". Его дочь поняла, что  он  хотел  этим
сказать.
   - Итак, господа, - говорила она недругам Жюльена, - вы будете бояться
всю вашу жизнь, а потом вам споют:
   Ведь это был не волк, а просто волчья тень.
   Вскоре Матильда ушла от них. Слова брата ужаснули ее:  она  долго  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.