Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Ла-Моль, которая кокетничала с Жюльеном как некогда Элиза, дала ему  по-
нять, что госпожа ее надевает этот траур вовсе не для того, чтобы на нее
глазели. По-видимому, эта причуда проистекала из сокровенных свойств  ее
натуры. Она действительно любила этого де Ла-Моля, обожаемого  любовника
самой просвещенной королевы того века, погибшего за то, что  он  пытался
вернуть свободу своим друзьям. И каким друзьям! Первому принцу  крови  и
Генриху IV.
   Привыкнув к той совершенной естественности, которая обнаруживалась во
всех поступках г-жи де Реналь, Жюльен не находил  в  парижских  женщинах
ничего, кроме жеманства, и когда ему хоть немножко было не по  себе,  он
просто не знал, о чем говорить с ними. М-ль де Ла-Моль оказалась  исклю-
чением.
   Теперь уж он больше не считал сухостью сердца этот  своеобразный  род
красоты, который сочетается с благородной осанкой. Он подолгу разговари-
вал с м-ль де Ла-Моль, прогуливаясь с нею в ясные весенние дни  по  саду
под распахнутыми окнами гостиной. Как-то она сказала ему, что читает ис-
торию д'Обинье и Брантома. "Престранное чтение! - подумал  Жюльен.  -  А
маркиза не разрешает ей читать романы Вальтера Скотта!?"
   Однажды она ему рассказала - и глаза ее так блестели  при  этом,  что
можно было не сомневаться в ее искренности, - о поступке  одной  молодой
женщины в царствование Генриха III, - она только что прочла это в мемуа-
рах Летуаля: женщина эта, узнав, что муж ей изменяет, пронзила его  кин-
жалом.
   Самолюбие Жюльена было польщено. Эта особа, окруженная таким  почетом
и, по словам академика, вертевшая всеми в доме, снисходила до разговоров
с ним чуть ли не в дружеском тоне.
   "Нет, я, должно быть, ошибся, - подумал через некоторое время Жюльен.
- Это вовсе не дружеский тон: просто я нечто вроде наперсника из  траге-
дии, а ей не терпится поговорить. Ведь я у них слыву  ученым.  Надо  мне
почитать Брантома, д'Обинье, Летуаля. Тогда я смогу  хоть  поспорить  об
этих историях, которые рассказывает мне мадемуазель де Ла-Моль. Надо мне
выйти из роли немого наперсника".
   Мало-помалу его беседы с молодой девушкой,  державшей  себя  с  таким
достоинством и вместе с тем так непринужденно, становились все  более  и
более интересными. Он забывал свою печальную роль возмутившегося плебея.
Он обнаружил, что она довольно начитанна и даже рассуждает неплохо. Мыс-
ли, которые она высказывала во время прогулок в саду, сильно  отличались
от тех, которые она выражала в гостиной. Иногда в разговоре  с  ним  она
так воодушевлялась и говорила с таким жаром, что это было полнейшей про-
тивоположностью ее обычной манере держаться - такой высокомерной  и  хо-
лодной.
   - Войны Лиги - вот героические времена Франции, - сказала она ему од-
нажды, и глаза ее сверкали восторгом и воодушевлением.  -  Тогда  каждый
бился во имя чего-то, что должно было принести победу его единомышленни-
кам, а не ради того только, чтобы получить орден при  вашем  императоре.
Согласитесь, что тогда было меньше эгоизма и всякой мелочности. Люблю  я
этот век.
   - И Бонифас де Ла-Моль был его героем, - сказал ей Жюльен.
   - По крайней мере он был любим так, как, должно  быть,  приятно  быть
любимым. Найдется ли сейчас на свете женщина, которая решилась  бы  при-
коснуться к отрубленной голове своего любовника?
   Госпожа де Ла-Моль позвала свою дочь. Лицемерие, если оно хочет  быть
полезным, должно скрываться, а Жюльен, как мы видим, наполовину признал-
ся м-ль де Ла-Моль в своей страсти к Наполеону.
   "Вот в этом-то и есть их огромное преимущество над  нами,  -  подумал
Жюльен, оставшись в саду один. - История их предков возвышает их над за-
урядными чувствами, и им нет необходимости постоянно думать о  средствах
к существованию. Какое убожество! - прибавил он с горечью.  -  Я  просто
недостоин рассуждать об этих высоких предметах. Жизнь моя - это сплошное
лицемерие, и все это только потому, что у меня нет тысячи франков  ренты

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.