Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   "Чтобы я мог разобраться здесь, - говорил себе Жюльен, - надо мне бу-
дет записывать имена людей, которые бывают в этом доме, и в двух  словах
отмечать характер каждого".
   В первую очередь он записал пятерых или шестерых друзей дома, которые
полагали, что маркиз из прихоти покровительствует ему, и на всякий  слу-
чай ухаживали за ним. Это были люди неимущие, малозначительные,  держав-
шиеся более или менее подобострастно; однако, к чести людей этой породы,
встречающихся в наши дни в аристократических салонах,  они  были  не  со
всеми одинаково подобострастны. Так, многие из них готовы  были  терпеть
любое обращение маркиза, но из-за какогонибудь  резкого  слова  г-жи  де
Ла-Моль поднимали бунт.
   Хозяева дома по природе своей были слишком горды и пресыщены, слишком
привыкли они, развлечения ради, унижать людей, поэтому им не приходилось
рассчитывать на истинных друзей. Впрочем, если не считать дождливых дней
и редких минут, когда их одолевала жесточайшая скука, они  проявляли  по
отношению к своим гостям отменную вежливость.
   Если бы эти пятеро или шестеро угодников, относившихся  к  Жюльену  с
отеческим дружелюбием, покинули особняк де Ла-Моля, г-жа маркиза была бы
обречена на долгие часы одиночества; а в глазах женщин такого ранга оди-
ночество - вещь ужасная: это знак немилости.
   Маркиз был безупречен по отношению к своей жене: он заботился о  том,
чтобы салон ее достойным образом блистал, однако не пэрами, ибо он пола-
гал, что эти новые его коллеги недостаточно знатны, чтобы бывать у  него
запросто, по-дружески, и недостаточно забавны, чтобы терпеть их здесь на
положении низших.
   Впрочем, во все эти  тайны  Жюльену  удалось  проникнуть  значительно
позднее. Высшая политика, которая в буржуазных домах служит обычной  те-
мой разговора, в домах людей того круга, к которому принадлежал  маркиз,
обсуждается только в минуты бедствий.
   Потребность развлекаться и в наш скучающий век настолько  непреодоли-
ма, что даже в дни званых обедов, едва только маркиз  покидал  гостиную,
все моментально разбегались. В разговорах не допускалось только  никаких
шуточек над господом богом, над духовенством, над людьми  с  положением,
над артистами, которым покровительствует двор, -  словом,  над  чем-либо
таким, что считалось раз навсегда установленным; не допускалось  никаких
лестных отзывов о Беранже, об оппозиционных газетах, о Вольтере, о  Рус-
со, ни о чем бы то ни было, что хоть  чуть-чуть  отдает  свободомыслием,
самое же главное - никоим образом не, допускалось говорить  о  политике;
обо всем остальном можно было разговаривать совершенно свободно.
   Преступить эту салонную хартию не давали права ни стотысячный  доход,
ни синяя лента. Малейшая живая мысль казалась грубостью. Невзирая на хо-
роший тон, на отменную вежливость, на желание быть приятным, на всех ли-
цах явно была написана скука. Молодые люди, являвшиеся  с  обязательными
визитами, опасаясь говорить о чем-нибудь, что могло бы дать повод  запо-
дозрить у них какие-то мысли или обнаружить знакомство с каким-либо зап-
рещенным сочинением, умолкали, обронив несколько изящных фраз о  Россини
да о том, какая сегодня погода.
   Жюльен имел не один случай отметить, что разговор обычно поддерживал-
ся двумя виконтами и пятью баронами, с которыми г-н де Ла-Моль дружил  в
эмиграции. Эти господа располагали рентой от шести до восьми тысяч  лив-
ров, четверо из них выписывали "Котидьен", а трое -  "Газет  де  Франс".
Один из них всегда имел про запас какой-нибудь свежий дворцовый анекдот,
изобиловавший словечком "восхитительно". Жюльен подметил,  что  у  этого
господина было пять орденов, а у остальных - примерно по три.
   Но зато в передней торчали десять ливрейных лакеев и весь вечер через
каждые четверть часа подавали чай или мороженое, а к полуночи бывал  ма-
ленький ужин с шампанским.
   Это было причиной того, что Жюльен иной раз засиживался до конца; а в
общем, он никак не мог взять в толк, как это можно серьезно слушать раз-
говоры, которые велись в этой великолепной  раззолоченной  гостиной.  Он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.