Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его поведение после этого? Все эти его камергеры, и эта помпа, и  приемы
в Тюильри - все это просто повторение, новое издание все той же монархи-
ческой чепухи. Его подновили, подправили, это издание, и  оно  могло  бы
еще продержаться век, а то и два. Знати и попам захотелось  вернуться  к
старому, но у них нет той железной руки, которая  умела  бы  преподнести
его публике.
   - Вот уж поистине речь старого газетчика!
   - Кто меня согнал с моей земли? - продолжал разъяренный  газетчик.  -
Попы, которых Наполеон вернул своим конкордатом, вместо того чтобы  дер-
жать их на том же положении, как держат в государстве врачей, адвокатов,
астрономов, считать их за обыкновенных граждан  и  отнюдь  не  интересо-
ваться ремеслом, при помощи которого они зарабатывают себе на хлеб. Раз-
ве сейчас могли бы существовать эти наглецы-дворянчики, если бы твой Бо-
напарт не понаделал из них баронов да князей? Нет, они уже доживали свой
век. А теперь, после попов, вот именно  эти-то  сельские  аристократишки
больше всего мне крови и испортили, они-то и  заставили  меня  либералом
сделаться.
   Разговору этому не было конца;  еще  полвека  Франция  будет  разгла-
гольствовать на эту тему Сен-Жиро продолжал твердить, что жить в провин-
ции немыслимо; тогда Жюльен робко указал ему на пример г-на де Реналя.
   - Нашли пример, нечего сказать! Эх вы, молодой человек! -  воскликнул
Фалькоэ. - Реналь поспешил  стать  молотом,  чтобы  не  оказаться  нако-
вальней, да еще каким молотом! Но я уже вижу, как  его  вот-вот  спихнет
Вально! Знаете вы этого мошенника? Вот  это  уж  поистине  беспримесный.
Что-то запоет ваш господин де Реналь, когда в одно прекрасное утро он  и
оглянуться не успеет, как из-под него вышибут стул и на его место  сядет
Вально?
   - Вот он тогда и останется один на один со всеми своими преступления-
ми, - сказал Сен-Жиро - А вы, значит, знаете  Верьер,  молодой  человек?
Ну, так вот. Бонапарт - чтоб ему на том свете пусто было за все эти  его
монархические плутни, - он-то как раз и дал возможность царствовать всем
этим Реналям да Шеланам, а те уже допустили царство Вально и Малонов.
   Этот мрачный разговор о тайнах политики задевал любопытство Жюльена и
отвлекал его от сладостных воспоминаний.
   Он не ощутил особого волнения, когда вдалеке перед его взором впервые
показался Париж. Воздушные замки грядущего отступали перед живым  и  еще
не успевшим остыть воспоминанием о тех двадцати четырех  часах,  которые
он только что провел в Верьере. Он клялся себе, что никогда  не  покинет
детей своей возлюбленной и бросит все, чтобы защитить и спасти их,  если
наглые происки попов снова приведут страну к республике и к  преследова-
ниям знати.
   А что бы случилось тогда, когда он ночью явился в Верьер, если  бы  в
ту минуту, когда он прислонил лестницу к окну спальни  г-жи  де  Реналь,
там бы оказался кто-нибудь чужой или сам г-н де Реналь?
   А какое блаженство - вспоминать эти первые два часа, когда  его  воз-
любленная так хотела прогнать его, а он уговаривал ее, сидя около нее  в
темноте! В такой душе, как душа Жюльена, такие воспоминания остаются  на
всю жизнь. А конец свидания уже переплетался у него с первыми  днями  их
любви, больше года тому назад.
   Но вот карета остановилась, и Жюльен  очнулся  от  своих  упоительных
грез. Они въехали во двор почтовой станции на улице Жан-Жака Руссо.
   - Я хочу поехать в Мальмезон, - сказал он, увидя подъезжавший кабрио-
лет.
   - В такой час, сударь! Зачем?
   - А вам что до этого? Поезжайте.
   Истинная страсть думает только о себе - И вот потому-то" как мне  ка-
жется, страсти так и нелепы в Париже, где каждый ваш  сосед  воображает,
что им очень интересуются Не стану  описывать  вам  восторги  Жюльена  в
Мальмезоне. Он плакал. Как? Плакал? Несмотря на эти гнусные белые стены,
что понастроили там в нынешнем году, искромсав  весь  парк  на  кусочки?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.