Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

слабость - он залился слезами. Аббат Пирар обнял, его и привлек к  своей
груди; сладостен был этот миг для них обоих.
   Жюльен не помнил себя от радости: это было первое повышение, которого
он добился, а преимущества, вытекавшие из него, были огромны. Оценить их
может только тот, кто был обречен жить долгие месяцы, ни  на  минуту  не
оставаясь наедине с собой, но вечно в тесном  соприкосновении  с  однок-
лассниками, которые по меньшей мере несносны, а  в  большинстве  случаев
невыносимы. Одни крики их способны довести до исступления чувствительную
натуру. Шумная радость этих досыта накормленных, чисто  одетых  крестьян
только тогда была полной, когда могла дать себе выход,  когда  им  можно
было беспрепятственно орать во всю силищу своих здоровенных легких.
   Теперь Жюльен обедал один или почти один, примерно на час позже  всех
остальных. У него был ключ от сада, и он мог  там  прогуливаться,  когда
никого не было.
   К своему великому удивлению, Жюльен обнаружил, что его  стали  меньше
ненавидеть, а он-то, наоборот, ожидал, что ненависть семинаристов  удво-
ится. Теперь они не считали нелепым высокомерием его нежелание  вступать
в разговор, что было для всех очевидно и  создало  ему  столько  врагов.
Этим грубым созданиям, среди которых он жил,  его  замкнутость  казалась
теперь вполне уместным чувством собственного достоинства. Ненависть  за-
метно уменьшилась, особенно среди младших семинаристов, отныне его  уче-
ников, с которыми он обращался чрезвычайно учтиво.  Мало-помалу  у  него
стали появляться и сторонники, а называть его  Мартином  Лютером  теперь
уже считалось непристойной шуткой.
   Но к чему перечислять его друзей, его врагов? Все это гнусно,  и  тем
гнуснее, чем правдивее будет наше изображение.  А  между  тем  ведь  это
единственные воспитатели нравственности, какие есть у народа: что  же  с
ним будет без них? Сможет ли когда-нибудь газета заменить попа?
   С тех пор как Жюльен получил новое назначение, ректор семинарии  явно
избегал разговаривать с ним без свидетелей. Это была с его стороны осто-
рожность, полезная равно как учителю, так и ученику, но прежде всего это
было испытание. Суровый янсенист, аббат  Пирар  держался  непоколебимого
правила: если какой-нибудь человек обладает в  глазах  твоих  некоторыми
достоинствами, ставь препятствия на пути ко всему, чего он жаждет, к че-
му стремится. Если он обладает подлинными достоинствами, он сумеет прео-
долеть или обойти все препятствия.
   Наступила охотничья пора. Фуке надумал прислать в семинарию от  имени
родных Жюльена оленя и кабана. Туши этих зверей положили в коридоре меж-
ду кухней и трапезной. Там-то их и увидели семинаристы,  когда  они  шли
обедать. С каким любопытством они разглядывали их! Кабан, даже и  безды-
ханный, внушал страх младшим ученикам - они осторожно  дотрагивались  до
его клыков. Целую неделю только и было разговоров, что об этих тушах.
   Этот дар, ставивший семью Жюльена в тот  слой  общества,  к  которому
надлежит относиться с уважением, нанес смертельный удар завистливой  не-
нависти. Жюльен приобрел право  на  превосходство,  освященное  зажиточ-
ностью Шазель и другие из наиболее успевающих семинаристов начали  заис-
кивать перед ним и чуть ли не пеняли ему, как это он с самого начала  не
поставил их в известность о достатке своих родителей,  позволив  им  тем
самым выказать невольное неуважение к деньгам.
   В это время происходил рекрутский набор, но Жюльен в качестве семина-
риста не подлежал призыву. Он был глубоко потрясен этим. - Вот и  прошел
для меня навсегда этот миг, который двадцать лет назад позволил  бы  мне
вступить на путь героев!"
   Как-то раз, прогуливаясь в одиночестве по семинарскому саду, он услы-
шал разговор каменщиков, чинивших ограду:
   - Ну вот, пришел и наш черед. Новый набор объявили!
   - Да, когда тот был - что же, в добрый час! Из каменщика ты  офицером
делался, а то и генералом, видали такие случаи.
   - Теперь, брат, уж не увидишь! Одна голытьба в солдаты идет. А тот, у
кого в кармане позвякивает, дома остается.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.