Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неотесанные деревенские парни превосходят его в этом.  Чего  проще  было
для них не обнаруживать своим видом, будто они что-то думают?
   Сколько стараний положил он, чтобы приобрести этот  лик,  исполненный
восторженной слепой веры, готовой все принять, все претерпеть, этот лик,
который так часто можно встретить в итальянских монастырях и  превосход-
ные образцы которого оставил нам, мирянам, Гверчино в своих  религиозных
картинах [20].
   В дни больших праздников семинаристам давали на обед сосиски с кислой
капустой. Соседи Жюльена по столу обнаружили, что он был совершенно  не-
чувствителен к такого рода блаженству, - это было одним  из  первых  его
преступлений. Товарищи его усмотрели в этом лишь гнусное проявление глу-
пейшего лицемерия; этим ни нажил себе больше всего врагов. "Поглядите-ка
на этого богатея, полюбуйтесь-ка на этого спесивца, - толковали  они.  -
Ишь, притворяется, будто ему на самую лучшую еду наплевать, на сосиски с
кислой капустой! У-у! Гадина! Гордец окаянный!"
   Ему следовало бы сделать вид, что он наказывает себя,  оставляя  свою
порцию недоеденной на тарелке, и, обрекая себя на такое  самопожертвова-
ние, сказать комунибудь из товарищей, показав на капусту: "На какую  еще
жертву может обречь себя человек из любви к богу, как не на добровольное
мучение?"
   Но у Жюльена не было опыта, который позволяет без труда разбираться в
такого рода вещах.
   "Увы мне! Невежество этих деревенских парней, моих сотоварищей, вели-
кое их преимущество! - восклицал Жюльен в минуты отчаяния. -  Когда  они
являются в семинарию, их наставнику не приходится  выколачивать  из  них
бесконечное множество всяких светских мыслей, то, что принес с собой  я,
и то, что они читают на моем лице, как бы я ни старался скрыть это".
   Жюльен с интересом, почти граничащим с завистью, изучал самых  неоте-
санных из этих деревенских юнцов, поступавших в семинарию. В ту  минуту,
когда с них стаскивали их суконную куртку и  напяливали  на  них  черную
одежду, все их образование заключалось  в  безграничном,  безоговорочном
уважении к звонкой монете, монетине чистоганом, как говорят во ФраншКон-
те.
   Этим загадочным высокопарным словом выражается благоговейно-возвышен-
ное представление о наличных деньгах.
   Все счастье для этих семинаристов, как для героев вольтеровских рома-
нов, заключается главным образом в сытном обеде. Почти у всех Жюльен за-
мечал также врожденное благоговение перед любым  человеком,  на  котором
было платье из гонкою сукна. Это чувство показывает, во что ценится или,
пожалуй, даже как недооценивается та справедливость по части распределе-
ния благ земных, которая установлена нашими законами. "А чего добьешься,
- часто поговаривали они между собой, - коли с толстосумом  ссору  заве-
дешь?"
   Этим словечком в долинах Юры именуют богача. Можно представить  себе,
каково же должно быть их уважение к тому,  кто  богаче  всех,  к  прави-
тельству!
   Не расплыться в почтительной улыбке при одном только упоминании имени
господина префекта - это, с точки зрения франшконтейских крестьян, явная
неосмотрительность. А бедняк за неосмотрительность  живо  расплачивается
бескормицей.
   Первое время Жюльен чуть не задыхался от  охватывавшего  его  чувства
презрения. Но в конце концов  в  нем  шевельнулась  жалость:  ведь  отцы
большинства его товарищей, должно быть, не раз в зимние вечера возвраща-
ются домой в свою лачугу и обнаруживают, что в доме нет ни куска  хлеба,
ни одного каштана, ни единой картофелины. "Что ж  тут  удивительного,  -
говорил себе Жюльен, - если в их представлении счастливый человек -  это
тот, кто, во-первых, хорошо пообедал, а затем тот, кто  одет  в  хорошее
платье? У всех моих товарищей очень твердое призвание: иначе говоря, они
убеждены, что духовное звание даст им возможность длительно и  постоянно
наслаждаться этим великим счастьем - сытно обедать и тепло одеваться зи-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.