Случайный афоризм
Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дениями почти не выходили из лазарета. Еще можно было,  пожалуй,  насчи-
тать человек сто, у которых могучая вера сочеталась с неутомимым  приле-
жанием. Они трудились до того, что едва ноги таскали, но  толку  получа-
лось немного. Двое или трое выделялись подлинными дарованиями, среди них
- некий Шазель; но Жюльен держался от них в стороне, так же как и они от
него.
   Остальные из трехсот двадцати одного семинариста были  просто  темные
невежды, вряд ли способные толком объяснить, что означают эти  латинские
слова, которые они зубрят с утра до вечера. Почти все это  были  простые
деревенские парни, которым казалось, что зарабатывать себе на хлеб, зат-
вердив несколько слов по-латыни, куда легче, чем копаться  в  земле.  На
основании этих наблюдений Жюльен с первых же дней решил,  что  он  очень
быстро добьется успеха. "На всякой работе нужны люди с  головой,  потому
что надо же делать дело, - рассуждал он сам с собой. - У Наполеона я был
бы сержантом; а среди этих будущих попов я буду старшим викарием".
   "Все эти несчастные парни, - думал он, - выросли на черной  работе  и
до того, как попали сюда, жили на простокваше и на черном хлебе.  Там  у
себя, в своих лачугах, они видят говядину раз пять-шесть в году. Подобно
римским воинам, для которых  война  была  временем  отдыха,  эти  темные
крестьяне совершенно очарованы сладостной семинарской жизнью".
   В их хмурых взорах Жюльену никогда не удавалось прочесть ничего, кро-
ме чувства удовлетворенной физической потребности после обеда и предвку-
шения физического удовольствия перед едой. Вот каковы были  люди,  среди
которых ему надлежало выделиться. Однако Жюльен не знал одного, - и ник-
то не собирался его в это посвящать, - а именно: что быть первым по раз-
личным предметам, как, например, по догматике, истории церкви и прочее и
прочее, словом, по всему, что проходят в семинарии, считалось в их  гла-
зах просто-напросто грехом гордыни. Со времени Вольтера, со времени вве-
дения двухпалатной системы, которая, в сущности, есть не что  иное,  как
недоверие и личное суждение, и которая прививает умам  народным  гнусную
привычку не доверять, французская церковь поняла, что истинные ее  враги
- это книги. Смиренномудрие - превыше всего в ее глазах.  Преуспеяние  в
науках, и даже в священных науках, кажется ей подозрительным, и  не  без
основания. Ибо кто сможет помешать  просвещенному  человеку  перейти  на
сторону врага, как это сделали Сийес или  Грегуар?  Церковь  трепещет  и
цепляется за папу, как за свой единственный якорь спасения. Только  папа
может пресечь личные суждения да при помощи благочестивой пышности своих
придворных церемоний произвести некоторое впечатление на  пресыщенный  и
растленный ум светских людей.
   Жюльен, наполовину угадывая эти многообразные истины, которые  стара-
тельно опровергаются всем, что произносится в семинарии, постепенно впа-
дал в глубокое уныние. Он много занимался и быстро овладевал  всяческими
знаниями, весьма полезными для служителя церкви, в высшей степени лживы-
ми, на его взгляд, и не внушавшими ему ни малейшего интереса.  Он  пола-
гал, что больше ему, собственно, нечего делать.
   "Неужели же все на свете забыли обо мне? - думал он. Он не знал,  что
г-н Пирар получил и сжег немало писем с дижонским штемпелем, в  которых,
несмотря на благопристойный стиль, угадывалась самая неудержимая страсть
и чувствовалось, что страшные муки раскаяния гнетут и преследуют эту лю-
бовь. "Тем лучше, - думал аббат Пирар, - по крайней мере этот юноша  лю-
бил все-таки верующую женщину".
   Однажды аббат Пирар вскрыл письмо, которое можно было прочесть только
наполовину, так оно все расплылось от слез: это было прощание с Жюльеном
навек. "Наконец-то, - было написано в письме, - господь даровал мне  ми-
лость и заставил меня возненавидеть не того, кто был причиной моего гре-
ха, ибо он всегда останется для меня самым дорогим, что есть на свете, а
самый грех мой. Жертва принесена, друг мой. И, как  видите,  это  стоило
мне немалых слез. Забота о спасении тех, кому я принадлежу, тех, кого вы
так любили, одержала верх. Господь наш - справедливый, но грозный -  те-
перь уже не обрушит на них гнев свой за грехи матери. Прощайте,  Жюльен,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.