Случайный афоризм
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся. Иван Сергеевич Тургенев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

город в стране, и его людей; и эта история, словно устремленный к победе старик,
продолжала свое движение.



Замба восьмая
- Вам ведь не безразлична вся наша величайшая Якутия и прекрасная тайга? -
спросил Павел Амадей Саха, одетый в блестящий голубой костюм.
Они сидели в полутемном баре <Порез> за круглым белым столиком и пили пиво.
Громко играла примитивная музыка и сверкали какие-то лазерные блики,
высвечивающие полуголые тела длинных женщин, танцующих в кружок в центре бара, и
отражающиеся матовым светом на большом лбу Саха, который от этого ритмично
мигал, словно сломанная трубка неонового светильника. И когда включалось что-то
специальное, пробегали целые световые пузырьки - радужные зайчики - струящиеся
по креслам, стенам и столам, и проносящиеся также по уверенной фигуре сидящего
напротив Абрама Головко, делая его похожим на ангельское существо, прибывшее с
небес или звезд, и переполненное своей прекрасной добротой и яркой энергией.
Софрон Жукаускас тоже был здесь, и пил жиздру со льдом, наслаждаясь
умиротворительным весельем, царившем в этом месте, и не желая ничего говорить.
Головко отхлебывал пиво и презрительно окидывал взглядом худую блондинку,
стоявшую у стойки.
- Вы не понимаете моих словечек?! - выкрикнул Павел Амадей, стараясь перекричать
музыку. - Вы ж должны сражаться за якутскую идею?!
- А ты здесь танцевать будешь?.. - рявкнул Головко, нагло улыбнувшись блондинке.

- Так вы танцуйте! - сказал Саха. - Я ж вас привел для этого!
- Не хочу, - твердо заявил Абрам, не смотря более на блондинку. - Плевать я
хотел на этот мир!
- На Мирный?
- И на Мирный.
- Чего это он? - спросил Саха.
- Он хочет создать Великий Израиль, включив в него Якутию, - сказал Жукаускас.
Павел Амадей Саха замолчал, потом достал сигарету и громко засмеялся.
- Но это ведь чушь, бред!..
- Как и все остальное, - решительно сказал Головко, залпом допивая пиво: -
Впрочем, я все время шутил. На самом деле я готов умереть во славу Якутии. Я
могу осуществить <пиф-паф> во имя якутское. Я согласен сделать <хрясь-хрясь>
ради будущего счастья всей Якутии. Ибо Бог есть Якутия.
- Уа! - крикнул Саха, хлопая в ладоши. - Я знал, что вы - прекрасны! Эй,
половой, несите пива!
Через три минуты подскочил услужливый человек в розовом фартуке и выставил три
огромных кружки пива.
- Мне бы жиздры, - нерешительно проговорил Софрон.
- На здоровье! - обрадовался Саха. - Только смотрите! Вам сегодня лететь! А
завтра придется трудно. Поэтому пейте. И танцуйте! Но будьте осторожны! Вот так!
На-на!
- Перестань верещать, - грубо сказал Головко.
- Да будет вам... - обиженно буркнул Павел Амадей Саха.
- Глупая у вас, дурацкая, сытая реальность, - злобно проговорил Головко. - Вы,
гады, продали все наши алмазы и кайфуете тут, а мы мерзнем и воюем. Ничего -
если мы победим, конец вам. Закончится ваше солнце и всякие интегральные прятки
глухих старичков!
- Слепоглухонемых старичков, - поправил Жукаускас.
- Какая разница?! Они тут, падлы, наши с тобой алмазы пропили и пропидорасили!
- Да! - крикнул Софрон.
- Да вы что?.. - пораженно сказал Павел Амадей Саха. - Я вообще художник и поэт,
при чем тут я?
- Какой ты там поэт!.. - мрачно воскликнул Абрам, допивая свое пиво. - Ну,
прочти свое стихотворение.
- Ну, хорошо, - сказал Саха. - Пук-пук.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.