Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

заполненного людьми примерно на одну десятую, и внизу на беговой дорожке стояло
восемь старцев в атласных трусах и ярких разноцветных майках, и они все
подпрыгивали, блаженно улыбаясь, как йоги, достигшие своей высшей стадии, и
махали руками. На зеленом поле возвышались какие-то низенькие черные палатки,
лежали большие бетонные трубы, и был еще своеобразный лабиринт, построенный из
досок. Рядом с ним располагалась настоящая детская площадка из качелей,
каруселей, песочницы, горки, шведской стенки и брусьев, и были спортивные
снаряды - конь, козел, кольца, перекладина, и тренажеры сложной системы для
накачки мускулов. По всей беговой дорожке были поставлены, построены и проложены
разнообразные препятствия - деревянные столбы, лужи, ямки и небольшие заборчики
высотою до колен. Играла тихая бодрая музыка, и слышался шум разговоров.
- Я хочу есть, - сказал Головко.
- Внимание! - раздался радостный бас из многочисленных громкоговорителей. -
Ахтунг-шисн! Фить-фить! Мы усе рады приветствовать наших славных ситизенчиков
эдеся на компетиции. Сумма идет в наш трест <Зук>! Уа! Ща мы начнем соревнование
имени Юлиуса Усун-Ойуна, выдающегося слепоглухонемого. Якутское двоеборье -
<писиах> - состоящее из двух частей: кросс с препятствиями и интегральные
прятки, или же <слепой цикл>. Напоминаю: восемь участников от семидесяти лет, ни
разу не видевшие и не слышавшие мира, будут бежать-бежать-бежать, а потом должны
достичь детской горки, двигаясь по схеме: палатка, лабиринт, конь, козел,
песочница, брусья, перекладина, тренажеры. И они должны там прятаться! А если
один коснется другого, тот отступает на этап! Вот так! Надо достичь горки и
избежать соперника! Побеждает первый достигший горку. Приз - медаль!
- Занятно, - сказал Софрон.
- Называю ихние именашники, - продолжал голос. - Дима, Петя, Софрон, Джим,
Пафнутий, Идам, Альберт, Израиль. Они актируют интуицией! Осязание и нюх, и
нечто большее, если хотите. Через две с половиной минуты будет старт!
Старики все так же прыгали и улыбались, и тут к ним подошли люди в оранжевых
костюмах, взяли за руки и повели к стартовой площадке. И каждого установили на
свою полосу.
- Вы их различаете? - спросил Софрон.
- Вы сами, что ли, слепой! - раздраженно воскликнул Головко.
- У меня минус, - признался, Софрон.
- Вон же у них на майках написано - <Софрон>, <Израиль>...
Жукаускас сощурился.
- Да! - крикнул он. - Я увидел. Я буду болеть за своего тезку, а вы?
- Я срал надвое это, - мрачно сказал Головко.
Тот, у кого на желтой майке было написано <Софрон>, был высоким костистым
стариком с прекрасными льняными волосами и румяными щеками. Идам был приземистым
негром. Дима стоял ближе всего к зрителям, а Петя производил боксирующие
движения руками, как будто готовился к поединку. Они все приняли характерную
стартовую позу, и за каждым из них встал человек в оранжевом костюме. Эти люди в
костюмах одновременно отвели назад правую руку, словно готовясь в нужный момент
шлепнуть своих старичков по заднице, или спине, и замерли. Софрон спросил:
- Что это?
- Они их кольнут по сигналу иголкой в попку, - сказал вдруг человек, сидящий
справа. - Нужно ведь как-то дать старт! Пистолет-то старички не услышат, а
флажок не увидят.
- А как же они будут бежать? - заинтересовался Жукаускас.
- Увидите, приятель. Зрелище преуморительное.
- Готовьсь! - рявкнул бас в громкоговорителе. - Целься... Вотри!
Тут же иголки безжалостно вонзились в старые зады соревнующихся; они вздрогнули,
Альберт даже издал какой-то протяжный вопль, и они все бросились вперед,
образовав запутанную кучу из своих неуклюжих тел, и начали отбиваться друг от
друга руками и ногами, пытаясь куда-то вырваться, хотя понятие направления было
для них столь же условно, загадочно и чудесно, как, наверное, свет, или музыка,
- но их на самом деле влекло к началу препятствий и к победной горке, сулящей
медаль, и истинная воля, знающая смысл и цель, переполняла их, словно подлинное
откровение, явившееся среди тьмы и безмолвия. Петя побежал направо, сошел с
дорожки и врезался в барьер, отделяющий трибуны со зрителями, Джим медленно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.