Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

    Во сне увндео агдрису
    Шейк, май пнса, девчоночка,
    Брейк, якутка, юбчоночка!
- Давайте выпьем... - тихо предложил Софрон.
- Отзалунь-ка! - крикнул Павел Амадей Саха, махнув на него. - У нас тута, в
Мирном, каждый сам знает свой шмат. Мне в шмат, а ты? Кого тяготит моя радость?
- А мне не в шмат, - твердо сказал Жукаускас.
- А?! - огорченно воскликнул Саха, отпустив руку Головко и переставая
пританцовывать. - Ладно, рсбя, пидсмо в бассейн, у меня е бассейн, там
усирательная водичка, мы будем делать бюль-бюль! Ну?! Быстро-быстро-быстро. Уа!
Он опять взял Головко за руку и резко дернул на себя, так что Абрам немедленно
оказался на ногах.
- Это все кино, - произнес он.
- Ну и что! - сказал Жукаускас. - Ну и пойдем! Но я возьму с собой капельку
<чучи>.
- Да хоть <жиздры>! - крикнул Саха и немедленно устремился вперед, вон из этой
комнаты, где была музыка, стол, камин и рога каких-то животных. Головко поплелся
за ним, многозначительно улыбаясь. Софрон Жукаускас встал, взял со стола бутылку
и рюмку и тоже пошел следом. И они все вышли в одну огромную, орехового цвета,
дверь.
Пройдя комнаты и коридоры, они оказались в приятном вечернем внутреннем дворике,
огороженном бежевым забором; светили мягкие синие круглые фонари, струящие
повсюду свое меланхолическое размытое сияние; стояли белые стулья и стол,
посверкивающие в полутьме, как жемчужные зубы какого-нибудь киноактера в свете
прожектора ночью; и в центре был прямоугольный бассейн, наполненный голубизной
мерцающей таинственной умиротворенной воды, и гладь его звала в его глубь, и не
было на небе Луны, которая отразилась бы в нем.
- Друзья! - патетически воскликнул Павел Амадей Саха, встав у края бассейна. -
Насладимся же реальностью, данной нам в Мирном! И пусть страхи ваши улетучатся,
как сдуваемая с книжной полки пыль, и пусть решимость ваша увеличится, как
воздух в надуваемой велосипедной камере! Давайте купаться, плескаться, любиться!
Ведь жизнь - это бассейн, разве нет?!
Он отбросил халат красивым жестом и остался в ярко-розовых блестящих трусах. Он
хлопнул себя руками по животу, издал какой-то победный клич и бухнулся в воду.
Раздался резкий всплеск, и несколько брызг, словно молниеносные иголочки, ожгли
щеку Жукаускаса.
- Я тоже купнусь, - сказал он, расстегивая пуговицу на своей рубашке.
- Я поплаваю, - басом проговорил Головко, немедленно раздеваясь.
Софрон подошел к столику и поставил бутылку с рюмкой на него. Абрам обнажил свое
атлетическое тело, встал в стойку борца и начал дрыгать большими, литыми
мускулами груди; Потом он снял свои аккуратные черные трусики, выставляя напоказ
длинный толстый член и поджарую спортивную попку, которая отчетливо забелела на
остальном загорелом теле. После этого он немедленно подошел к бассейну, слегка
подпрыгивая, как готовящийся к очередному тайму футболист, завел обе руки за
спину, пригнулся, и красиво прыгнул в воду, почти бесшумно войдя в нее.
- Браво! - раздался визжащий голос откуда-то из левого угла бассейна, Софрон
посмотрел туда, это был Павел Амадей Саха, висящий на бортике и вожделенно
взирающий на плывущего абсолютно правильным баттерфляем Головко.
- Что ж, и я туда... - задумчиво прошептал Софрон, быстро оголил себя, и,
оставшись в цветастых семейных трусах, <солдатиком> прыгнул в воду.
И они начали плавать там, наслаждаясь свежестью вечерней воды, звездным небом
над ними и прекрасной радостью внутри них. Головко, точно заведенная машина, не
оборачиваясь и не останавливаясь, плыл туда и обратно, каждый раз изящно
отталкиваясь от борта, словно дрессированный обитатель дельфинария. Саха,
зависнув в углу, следил за его большим плывущим телом своими горящими глазами,
вертя головой, совсем как специальная телекамера, установленная у входа в
некоторые организации для наблюдения над входящими и проходящими. Жукаускас,
прилежно работая руками и ногами, плыл по-собачьи по диагонали бассейна, все
время норовя столкнуться с Головко, и постоянно отфыркивая воду. Наконец, через
какое-то время, Головко вдруг не оттолкнулся от борта, а наоборот, на миг замер,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.