Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

    Во сне увндео агдрису
    Шейк, май пнса, девчоночка,
    Брейк, якутка, юбчоночка!
- Давайте выпьем... - тихо предложил Софрон.
- Отзалунь-ка! - крикнул Павел Амадей Саха, махнув на него. - У нас тута, в
Мирном, каждый сам знает свой шмат. Мне в шмат, а ты? Кого тяготит моя радость?
- А мне не в шмат, - твердо сказал Жукаускас.
- А?! - огорченно воскликнул Саха, отпустив руку Головко и переставая
пританцовывать. - Ладно, рсбя, пидсмо в бассейн, у меня е бассейн, там
усирательная водичка, мы будем делать бюль-бюль! Ну?! Быстро-быстро-быстро. Уа!
Он опять взял Головко за руку и резко дернул на себя, так что Абрам немедленно
оказался на ногах.
- Это все кино, - произнес он.
- Ну и что! - сказал Жукаускас. - Ну и пойдем! Но я возьму с собой капельку
<чучи>.
- Да хоть <жиздры>! - крикнул Саха и немедленно устремился вперед, вон из этой
комнаты, где была музыка, стол, камин и рога каких-то животных. Головко поплелся
за ним, многозначительно улыбаясь. Софрон Жукаускас встал, взял со стола бутылку
и рюмку и тоже пошел следом. И они все вышли в одну огромную, орехового цвета,
дверь.
Пройдя комнаты и коридоры, они оказались в приятном вечернем внутреннем дворике,
огороженном бежевым забором; светили мягкие синие круглые фонари, струящие
повсюду свое меланхолическое размытое сияние; стояли белые стулья и стол,
посверкивающие в полутьме, как жемчужные зубы какого-нибудь киноактера в свете
прожектора ночью; и в центре был прямоугольный бассейн, наполненный голубизной
мерцающей таинственной умиротворенной воды, и гладь его звала в его глубь, и не
было на небе Луны, которая отразилась бы в нем.
- Друзья! - патетически воскликнул Павел Амадей Саха, встав у края бассейна. -
Насладимся же реальностью, данной нам в Мирном! И пусть страхи ваши улетучатся,
как сдуваемая с книжной полки пыль, и пусть решимость ваша увеличится, как
воздух в надуваемой велосипедной камере! Давайте купаться, плескаться, любиться!
Ведь жизнь - это бассейн, разве нет?!
Он отбросил халат красивым жестом и остался в ярко-розовых блестящих трусах. Он
хлопнул себя руками по животу, издал какой-то победный клич и бухнулся в воду.
Раздался резкий всплеск, и несколько брызг, словно молниеносные иголочки, ожгли
щеку Жукаускаса.
- Я тоже купнусь, - сказал он, расстегивая пуговицу на своей рубашке.
- Я поплаваю, - басом проговорил Головко, немедленно раздеваясь.
Софрон подошел к столику и поставил бутылку с рюмкой на него. Абрам обнажил свое
атлетическое тело, встал в стойку борца и начал дрыгать большими, литыми
мускулами груди; Потом он снял свои аккуратные черные трусики, выставляя напоказ
длинный толстый член и поджарую спортивную попку, которая отчетливо забелела на
остальном загорелом теле. После этого он немедленно подошел к бассейну, слегка
подпрыгивая, как готовящийся к очередному тайму футболист, завел обе руки за
спину, пригнулся, и красиво прыгнул в воду, почти бесшумно войдя в нее.
- Браво! - раздался визжащий голос откуда-то из левого угла бассейна, Софрон
посмотрел туда, это был Павел Амадей Саха, висящий на бортике и вожделенно
взирающий на плывущего абсолютно правильным баттерфляем Головко.
- Что ж, и я туда... - задумчиво прошептал Софрон, быстро оголил себя, и,
оставшись в цветастых семейных трусах, <солдатиком> прыгнул в воду.
И они начали плавать там, наслаждаясь свежестью вечерней воды, звездным небом
над ними и прекрасной радостью внутри них. Головко, точно заведенная машина, не
оборачиваясь и не останавливаясь, плыл туда и обратно, каждый раз изящно
отталкиваясь от борта, словно дрессированный обитатель дельфинария. Саха,
зависнув в углу, следил за его большим плывущим телом своими горящими глазами,
вертя головой, совсем как специальная телекамера, установленная у входа в
некоторые организации для наблюдения над входящими и проходящими. Жукаускас,
прилежно работая руками и ногами, плыл по-собачьи по диагонали бассейна, все
время норовя столкнуться с Головко, и постоянно отфыркивая воду. Наконец, через
какое-то время, Головко вдруг не оттолкнулся от борта, а наоборот, на миг замер,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.