Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сказал:
- Простите... Извините... Я не думал... Я с вами!
Павел Амадей Саха отошел и снова сел за руль.
- До свидания, обиды! - крикнул он, поворачивая ключ зажигания. - Жизнь так
легка.
- А я там был, - неожиданно сказал Головко.
И они опять помчались вперед по веселой бешеной дороге, наполненной
автомобилями, мотоциклами, троллейбусами и автобусами, и ветер опять обвевал их
лица, шеи и грудь, принося с собой нежную свежесть, дух ласкового ночного
воздуха, и благоухающую насыщенную палитру запахов прекрасного города Мирного,
существующего в густоте цветущих деревьев, в брызгах озерной, речной, океанской,
дождевой чистой алмазной влаги, и в окружении своей загадочной нереальности,
возникающей вдруг среди остальной действительности, как подлинно явленная
сладкая греза. Все слилось в проносящемся мимо пестром мельтешений; кончились
проспекты и улицы, и начались темные поля и новые уютные дома; бананы сменялись
баобабами, и пальмы уступали свое место тальнику; бульвар превращался в
стремительное шоссе, ведущее неизвестно куда; и когда наконец желтая, в
коричневую полоску, машина с Павлом Амадеем Саха, Жукаускасом и Головко доехала
почти до того самого места, где совершил недавно посадку вертолет, работающий на
службу <зу-зу>, она вдруг свернула направо в узенький проезд, и, проехав пять
домов, остановилась напротив шестого, напоминающего увеличенный в четыре раза
якутский четырехугольный балаган. Бесшумно раздвинулись бежевые ворота,
раскрывая въезд, Павел Амадей Саха радостно поднял руки вверх.
- Ну что, приятели, вот мы и здесь! Как вам нравится мой чудесный дом?!
Жукаускас весело вздохнул, радуясь концу езды. Головко тут же открыл дверцу и
выскочил из машины. Он подошел к низенькому зеленому дощатому забору, посмотрел
на темное верхнее правое окно в доме и щелкнул пальцами.
- А вот сейчас я - вжик, хрясь - загоню свой чудный автомобиль в гараж, и мы -
бум, дрюк - войдем внутрь, чтобы там действовать.
Сказав это, Павел Амадей Саха нажал какую-то черную кнопку в машине, и в левой
стороне дома раздвинулись незаметные раньше, белые, как и весь дом, ворота.
- Ауа! - крикнул он, нажимая на газ.
Машина с ревом поехала туда.
- Подождите, я выйду! - крикнул Софрон, хватаясь за дверную ручку.
- Не блюй! У меня там вход в дом, в гараже, эй вы, прекрасный парень, идите
сюда!
Абрам Головко медленно и гордо пошел за ними и вошел в гараж, как только въехала
машина. Немедленно задвинулись ворота, и наступила полная тьма.
- Ха-ха-ха-ха!!! - засмеялся Павел Амадей Саха. - А теперь я раскрою свою
мистерию, господарики, я ведь член буржуазно-социалистической партии западной
русской Якутии, и просто заманил вас сюда, чтобы покончить. Сейчас я резко
удалюсь, нажму на еще одну кнопочку, и вас раздавит огромный пресс, существующий
сейчас в виде потолка. И хрен с ней с моей машиною. Мне платят много! Куплю две!
И... Раз, два, три, четыре!
- Абрам... - с ужасом прошептал Жукаускас.
- А я там был, - сказал Головко, не меняя своего положения.
- Да я шучу, ребятоньки, что вы в самом деле!.. - воскликнул Павел Амадей. -
Такой партии нет нигде, даже на полюсе. Впрочем, я слышал, что появился Союз
Борьбы за Освобождение Полюса. Но это мотня. Да будет свет, сказал монтер, и
член засунул в полотер.
Немедленно все вокруг засияло нежно-голубым прекрасным свечением, заполнившим
весь небольшой гараж блаженной мягкостью вновь увиденного мира.
- Вы просто невозможны... - с пафосом пробормотал Софрон.
- Да я шучу! Пойдемте наверх, будем есть моржовый ус, а также моржовый уд, и
пить кумыс с тоником, или ледовитую водку. У меня есть еще кое-что...
- Необязательно, - сказал Головко.
- Я хочу тюленя и моржа! - восторженно воскликнул Жукаускас.
- Вперед! - крикнул Саха, вылезая из машины и подходя к началу дубовой лестницы
наверх. - Итак, господарики, добрэ дошлы у мою расписную якутскую хату в могучем
Мирном, что стоит рядом с Вилюем посреди лесов, песков и пальм. Истинно, истинно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.