Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Я сейчас опупею... - сказал Софрон.
- Ничего приятель! - воскликнул Головко. - Да здравствует бытие!



Замба четвертая
Со страшной, но почти не ощущаемой скоростью они неслись вперед в вагоне, где
больше не было никого. Через три станции после <Жеребца>, называемых <Амба>,
<Эль-Тайга-Паса>, <Мирная Люся>, на станции <Трубка> вошло шесть человек. Один
был одет в зеленые шорты с изображением на них желтого пеликана, держащего в
клюве розовую рыбу; другой был лысым и мускулистым, словно натренированный
борец; две женщины несли синие сумки с белыми пакетами внутри; старичок глупо
хихикал, сжимая гантель в руке; а подросток был на больших оранжевых роликах, и
за спиной его висел бежевый воздушный шар. Все они расселись в креслах, только
подросток остался стоять. Вагон опять поехал вперед, и никто не смотрел ни на
Жукаускаса, ни на Головко. Через какое-то время голос вдруг неожиданно объявил
<Остановка <Центр>. Софрон пихнул Абрама в бок, они вскочили и немедленно вышли
из вагона. Не спеша выехал подросток и плюнул куда-то вправо.
Перед ними возник светлый вестибюль с желтыми стенами. Ступая по мягкому
зеленому коврику они подошли к выходу. Открылись двери, они вышли и
остановились, поставив сумки.
- Вот это да, блин! - ошарашенно проговорил Софрон. Головко загадочно улыбнулся
и посмотрел вверх.
- Вы думаете, это и есть действительно что-то подлинное и настоящее?!
Веселый, лакированный, блестящий, сияющий, почти невесомый город открылся перед
ними. Огни огромных небоскребов сливались в одно радужное зарево разноцветного
свечения, пронизывающее теплый благоухающий воздух, который заполнял ласковую
южно-волшебную атмосферу этого места; небо над всем было откровенно темно-синим,
словно очищенная от всех примесей прекрасная натуральная морская синь зовущих
глубин; тротуары и улицы были совершенно прямыми и как будто живыми от прохожих,
машин, музыки, слышимой повсюду из машин, и от бесчисленных заведений,
приглашающих провести время там; высокие пальмы, растущие вдоль улиц,
отбрасывали на освещенные фонарями тротуары ажурные колеблющиеся тени, похожие
на кружевные черные женские чулки, медленно снимаемые с ровных длинных ног; и
каждое слово, написанное на какой-нибудь вывеске и каждая машина, выезжающая
из-за угла, и каждый скомканный обрывок фольги, валяющийся около бордюра, дышали
таким великолепием, свежестью и счастьем, что хотелось обнять всю эту
действительность, возникшую вдруг за автоматическими дверями, и пропасть тут
навеки, став абсолютно кем угодно, но принадлежащим всему тому, что здесь.
Реальность, существующая в виде ошеломительного города, звенела, сверкала,
звучала в любом окне, в любой побрякушке, висящей на девичьей шее, в любом
шампуне, стоящем на матовом кафеле кофейного цвета, в любом смехе, раздающемся
около стойки бара, где подают напитки с огромным количеством льда, в любой
нитке, вместе со всеми другими составляющей фрак. Все было там, как было: и
здесь не существовало тайны, поскольку был город, и здесь не существовало реки,
потому что был неоновый свет.
- Я сейчас опупею... - сказал Софрон.
- Вы думаете, это - дар? - спросил Головко, подняв вверх левую руку.
- Пойдемте же скорее туда! - крикнул Софрон, хватая свою сумку и бросаясь
вперед.
- Мой ординарный партнер... - прошептал Головко, ухмыляясь, - вы забавны!
Он пошел вслед за Софроном, не смотря по сторонам. Жукаускас бежал впереди,
бросаясь то к вывеске, то к пальме, словно зверь, попавший в западню и ищущий
лучшего места для последнего рывка к свободе, или к смерти. Прохожие не обращали
на него никакого внимания, только один улыбающийся блондин в красной кожаной
куртке неожиданно схватил пробегающего Софрона за локоть, развернул к себе и
сказал:
- Ты какой хваткий, мэняга! Уа?
Жукаускас побелел и стал напряженно озираться, высматривая Головко.
- Все в шмат? - спросил блондин, заразительно рассмеявшись.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.