Случайный афоризм
То, что по силам читателю, предоставь ему самому. Людвиг Витгенштейн
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Я сейчас опупею... - сказал Софрон.
- Ничего приятель! - воскликнул Головко. - Да здравствует бытие!



Замба четвертая
Со страшной, но почти не ощущаемой скоростью они неслись вперед в вагоне, где
больше не было никого. Через три станции после <Жеребца>, называемых <Амба>,
<Эль-Тайга-Паса>, <Мирная Люся>, на станции <Трубка> вошло шесть человек. Один
был одет в зеленые шорты с изображением на них желтого пеликана, держащего в
клюве розовую рыбу; другой был лысым и мускулистым, словно натренированный
борец; две женщины несли синие сумки с белыми пакетами внутри; старичок глупо
хихикал, сжимая гантель в руке; а подросток был на больших оранжевых роликах, и
за спиной его висел бежевый воздушный шар. Все они расселись в креслах, только
подросток остался стоять. Вагон опять поехал вперед, и никто не смотрел ни на
Жукаускаса, ни на Головко. Через какое-то время голос вдруг неожиданно объявил
<Остановка <Центр>. Софрон пихнул Абрама в бок, они вскочили и немедленно вышли
из вагона. Не спеша выехал подросток и плюнул куда-то вправо.
Перед ними возник светлый вестибюль с желтыми стенами. Ступая по мягкому
зеленому коврику они подошли к выходу. Открылись двери, они вышли и
остановились, поставив сумки.
- Вот это да, блин! - ошарашенно проговорил Софрон. Головко загадочно улыбнулся
и посмотрел вверх.
- Вы думаете, это и есть действительно что-то подлинное и настоящее?!
Веселый, лакированный, блестящий, сияющий, почти невесомый город открылся перед
ними. Огни огромных небоскребов сливались в одно радужное зарево разноцветного
свечения, пронизывающее теплый благоухающий воздух, который заполнял ласковую
южно-волшебную атмосферу этого места; небо над всем было откровенно темно-синим,
словно очищенная от всех примесей прекрасная натуральная морская синь зовущих
глубин; тротуары и улицы были совершенно прямыми и как будто живыми от прохожих,
машин, музыки, слышимой повсюду из машин, и от бесчисленных заведений,
приглашающих провести время там; высокие пальмы, растущие вдоль улиц,
отбрасывали на освещенные фонарями тротуары ажурные колеблющиеся тени, похожие
на кружевные черные женские чулки, медленно снимаемые с ровных длинных ног; и
каждое слово, написанное на какой-нибудь вывеске и каждая машина, выезжающая
из-за угла, и каждый скомканный обрывок фольги, валяющийся около бордюра, дышали
таким великолепием, свежестью и счастьем, что хотелось обнять всю эту
действительность, возникшую вдруг за автоматическими дверями, и пропасть тут
навеки, став абсолютно кем угодно, но принадлежащим всему тому, что здесь.
Реальность, существующая в виде ошеломительного города, звенела, сверкала,
звучала в любом окне, в любой побрякушке, висящей на девичьей шее, в любом
шампуне, стоящем на матовом кафеле кофейного цвета, в любом смехе, раздающемся
около стойки бара, где подают напитки с огромным количеством льда, в любой
нитке, вместе со всеми другими составляющей фрак. Все было там, как было: и
здесь не существовало тайны, поскольку был город, и здесь не существовало реки,
потому что был неоновый свет.
- Я сейчас опупею... - сказал Софрон.
- Вы думаете, это - дар? - спросил Головко, подняв вверх левую руку.
- Пойдемте же скорее туда! - крикнул Софрон, хватая свою сумку и бросаясь
вперед.
- Мой ординарный партнер... - прошептал Головко, ухмыляясь, - вы забавны!
Он пошел вслед за Софроном, не смотря по сторонам. Жукаускас бежал впереди,
бросаясь то к вывеске, то к пальме, словно зверь, попавший в западню и ищущий
лучшего места для последнего рывка к свободе, или к смерти. Прохожие не обращали
на него никакого внимания, только один улыбающийся блондин в красной кожаной
куртке неожиданно схватил пробегающего Софрона за локоть, развернул к себе и
сказал:
- Ты какой хваткий, мэняга! Уа?
Жукаускас побелел и стал напряженно озираться, высматривая Головко.
- Все в шмат? - спросил блондин, заразительно рассмеявшись.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.