Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Или кончилось действие жэ, как говорил Август? Телефон у меня здесь. Деньги,
телефон. Все в порядке. Может быть, свяжемся с Дробахой?
- Да ну его! - устало проговорил Головко. - Я дико хочу есть. Я хочу есть, хочу
сесть в кресло и смотреть большой цветной телевизор. И читать коммунистическую
газету. И чтобы все было ясно и плохо. И чтобы не было евреев. Ведь мы сутки
ничего не ели!
- Вы ели какой-то бутерброд. А вот я вообще ничего! Я сейчас с ума сойду!
- Мне так надоела моя сумка... - пробормотал Головко. - Она такая тяжелая...
Неужели это все для чего-то нужно?! Вот, например, пожалуйста. Мирный. По-моему,
здесь и так все нормально. И страшная жара. И настоящие небоскребы и пальмы! И
вообще все.
- А Дробаха нам ничего не говорил! - подхватил Софрон.
- Да. Вы видите эту чудную траву?
Головко сорвал нежную, пушистую верхушку растения, которым было засажено все
вокруг; оно пахло степью и зноем, ее мягкие кисточки были синевато-оранжевыми, и
не было ничего более противоположного ему, чем тундра, снег, или поселок Кюсюр.
- А вы видите, что там впереди? Шоссе, город, огни, восторг! Что же это значит?!
Вы здесь были?!
- Никогда... - прошептал Головко, перекинув сумку на другое плечо.
- И я... - ошарашено сказал Софрон. Они шли по траве, приближаясь к светящемуся
фарами машин шоссе. Головко остановился, снял куртку и остался в легкой майке.
Жукаускас расстегнул куртку, но не снял ее. Они вышли на шоссе, сверкающее
фосфоресцирующей дорожной разметкой, и тут Головко молча указал куда-то вперед.
- Что? - крикнул Софрон и посмотрел туда. Он увидел низкое небольшое здание
справа от шоссе, и на нем горели зеленым и красным светом две буквы П.
- Пэ-пэ, - сказал Головко весело. - Пневматический путь. Молодец, пилот,
доставил нас в лучшем виде!
- Спасибо Августу, - обрадовался Жукаускас. Они пошли туда, перейдя через
прекрасное, ровное, словно ледовая дорожка на стадионе, шоссе.
Около входа Головко помедлил, потом резко толкнул дверь и вошел в проем. Дверь
оказалась круговая, и Софрон быстро вступил в свой отсек и пошел вперед, смотря
в широкую спину Головко. Они оказались в светлом вестибюле красного цвета.
Никого не было кроме молодой якутки в розовом костюме, на рукавах которого
переливались сине-бордовые блестящие буквы П. Жукаускас и Головко остановились,
потом Головко шагнул вперед.
- Извините... - нерешительно сказал он.
- Ялду, шу-шу, слушаю, ура, мои радостные! - улыбаясь и кланяясь, немедленно
ответила якутка.
- Нам бы нужно в центр...
- Уа! Лы - сюда - уан-ту-фри, стопка и вы тама. Парочка рубляшников с носа мэна,
луковица и любовь!
- Я ничего не понимаю... - шепнул Софрон.
- Тихо вы!.. - оборвал его Абрам. - Давайте четыре рубляшника.
- Нате.
Абрам протянул синие бумажки якутке. Ее сияющая улыбка тут же была омрачена
выражением глубокого сожаления и грусти.
- Же ту грюшничаю, шо - лы - ку - сы - уан - ту - фри - фо - синк! Нужа отра
деньга, и фуфы.
- Да что же это!.. - отчаянно проговорил Софрон.
- Помолчите! Еще один.
- Да, пожалуйста!
Головко дал якутке еще одну бумажку. Опять же на ее широком лице засияла
восхитительная улыбка.
- Грация! Плена! Спасибушки, милые! Прошу пани в Пневмопуть. Жу-жу!!!
Она указала руками куда-то вперед, и Жукаускас вместе с Головко подошли к стене.
Стена вдруг раздвинулась, и они увидели, что внутри находится закругленный вагон
с мягкими креслами. Они быстро прошли туда, сели в кресла, и тут же стена опять
задвинулась.
- Жу-жу!! - сказал приятный мужской голос в динамике. - Осторожно, великие люди,
следующая остановка <Жеребец>.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.