Случайный афоризм
Чтобы написать произведение нужно уметь читать и слушать. Анна Василиогло
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Или кончилось действие жэ, как говорил Август? Телефон у меня здесь. Деньги,
телефон. Все в порядке. Может быть, свяжемся с Дробахой?
- Да ну его! - устало проговорил Головко. - Я дико хочу есть. Я хочу есть, хочу
сесть в кресло и смотреть большой цветной телевизор. И читать коммунистическую
газету. И чтобы все было ясно и плохо. И чтобы не было евреев. Ведь мы сутки
ничего не ели!
- Вы ели какой-то бутерброд. А вот я вообще ничего! Я сейчас с ума сойду!
- Мне так надоела моя сумка... - пробормотал Головко. - Она такая тяжелая...
Неужели это все для чего-то нужно?! Вот, например, пожалуйста. Мирный. По-моему,
здесь и так все нормально. И страшная жара. И настоящие небоскребы и пальмы! И
вообще все.
- А Дробаха нам ничего не говорил! - подхватил Софрон.
- Да. Вы видите эту чудную траву?
Головко сорвал нежную, пушистую верхушку растения, которым было засажено все
вокруг; оно пахло степью и зноем, ее мягкие кисточки были синевато-оранжевыми, и
не было ничего более противоположного ему, чем тундра, снег, или поселок Кюсюр.
- А вы видите, что там впереди? Шоссе, город, огни, восторг! Что же это значит?!
Вы здесь были?!
- Никогда... - прошептал Головко, перекинув сумку на другое плечо.
- И я... - ошарашено сказал Софрон. Они шли по траве, приближаясь к светящемуся
фарами машин шоссе. Головко остановился, снял куртку и остался в легкой майке.
Жукаускас расстегнул куртку, но не снял ее. Они вышли на шоссе, сверкающее
фосфоресцирующей дорожной разметкой, и тут Головко молча указал куда-то вперед.
- Что? - крикнул Софрон и посмотрел туда. Он увидел низкое небольшое здание
справа от шоссе, и на нем горели зеленым и красным светом две буквы П.
- Пэ-пэ, - сказал Головко весело. - Пневматический путь. Молодец, пилот,
доставил нас в лучшем виде!
- Спасибо Августу, - обрадовался Жукаускас. Они пошли туда, перейдя через
прекрасное, ровное, словно ледовая дорожка на стадионе, шоссе.
Около входа Головко помедлил, потом резко толкнул дверь и вошел в проем. Дверь
оказалась круговая, и Софрон быстро вступил в свой отсек и пошел вперед, смотря
в широкую спину Головко. Они оказались в светлом вестибюле красного цвета.
Никого не было кроме молодой якутки в розовом костюме, на рукавах которого
переливались сине-бордовые блестящие буквы П. Жукаускас и Головко остановились,
потом Головко шагнул вперед.
- Извините... - нерешительно сказал он.
- Ялду, шу-шу, слушаю, ура, мои радостные! - улыбаясь и кланяясь, немедленно
ответила якутка.
- Нам бы нужно в центр...
- Уа! Лы - сюда - уан-ту-фри, стопка и вы тама. Парочка рубляшников с носа мэна,
луковица и любовь!
- Я ничего не понимаю... - шепнул Софрон.
- Тихо вы!.. - оборвал его Абрам. - Давайте четыре рубляшника.
- Нате.
Абрам протянул синие бумажки якутке. Ее сияющая улыбка тут же была омрачена
выражением глубокого сожаления и грусти.
- Же ту грюшничаю, шо - лы - ку - сы - уан - ту - фри - фо - синк! Нужа отра
деньга, и фуфы.
- Да что же это!.. - отчаянно проговорил Софрон.
- Помолчите! Еще один.
- Да, пожалуйста!
Головко дал якутке еще одну бумажку. Опять же на ее широком лице засияла
восхитительная улыбка.
- Грация! Плена! Спасибушки, милые! Прошу пани в Пневмопуть. Жу-жу!!!
Она указала руками куда-то вперед, и Жукаускас вместе с Головко подошли к стене.
Стена вдруг раздвинулась, и они увидели, что внутри находится закругленный вагон
с мягкими креслами. Они быстро прошли туда, сели в кресла, и тут же стена опять
задвинулась.
- Жу-жу!! - сказал приятный мужской голос в динамике. - Осторожно, великие люди,
следующая остановка <Жеребец>.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.