Случайный афоризм
Писатель существует только тогда, когда тверды его убеждения. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

из жителей Якутии, и что он должен бороться за счастье этой Якутии, и
осуществить ряд мер по переустройству Якутии в какую-то новую, более правильную
Якутию, чтобы старая Якутия отошла в историю, включавшую в себя все то, что уже
произошло. Над тем, что уже произошло, не было его власти. Прошлое было сильней.
Значит, лучше утверждать старую Якутию?
- Вот он! - раздался торжествующий голос справа. Головко повернул свою голову и
увидел бледного Софрона Жукаускаса с каким-то щуплым черноволосым человеком,
одетым в брезентовый комбинезон.
- Я здесь, - машинально сказал Головко, ощутив легкую тошноту. - Вы уже встали?
- Да мы здесь уже хрен знает сколько времени... - возмущенно проговорил Софрон,
но Головка его перебил:
- Кто это?!
Софрон улыбнулся и начал нарочито подмигивать.
- А вы не догадываетесь? Нет? Подумайте. Может, вы вообще не помните, для чего
мы здесь?!
- Друг мой, - бесстрастным тоном произнес Головко, - мы здесь так же, как и там,
но это тоже здесь, которое там. То, что я лежу, а вы стоите, не дает никому
никаких оснований для таких утверждений. Вы же знаете, что, в конце концов,
Якутия есть все. Поэтому, зачем...
- Заелдыз! - вдруг крикнул черноволосый человек, делая шаг вперед.
- Что? - осекся Головко.
- Заелдыз! - повторил человек, выставляя вперед левую руку.
- Ах, вот вы о чем... Да, конечно, заелдыз, это наш пароль в этом чудесном
розовом Кюсюре... Правильно? А вы, насколько я понимаю, Август?
- Ну конечно! - злобно воскликнул Жукаускас. - Мы три часа ждем вашего
пробуждения! Он мне все объяснил, и я больше не обижаюсь на вас и не считаю вас
предателем, но все-таки, пора уже и делом заняться!
- Делом... - задумчиво повторил Абрам Головко, - глупости ума. И что же вам мог
объяснить этот прекрасный юноша со светом в глазах?
- Это все жэ, - немедленно ответил Софрон.
- Что - жэ?!
- Все - жэ. Все ваши видения и прочие... грезы. На празднике <Кэ> они обычно
бросают в костер цветы жэ, вы вдыхаете дым и...
- И что?
- Ну и испытываете там всякое. Меня, например, страшно тошнило. Еле отошел.
Головко улыбнулся.
- Значит, жэ?
- Жэ.
Головко засмеялся.
- Но я ничего не испытывал. Ничего не менялось. А разве может что-то
измениться?! Жэ, пэ, рэ, сэ, кэ, фэ, тэ. Какую чушь вы несете, Софрон Исаевич!
Тошнило, видения... Я есть, меня нет... Не существует таких понятий. Но я готов
приступить к деду.
- Вот: это типично, - неожиданно сказал Август. - Я же говорил вам о его
реакции.
- Какая реакция? - улыбаясь, спросил Головко. - О чем вы вообще говорите?! Я
просто спал, или не спал, просто жил, просто был. Какой еще костер, какое еще
жэ?! Может, завтра вы скажете, что Бог состоит из медного купороса, и поэтому
ангелы нам видятся в нежно-голубых тонах?! Или лучше так: благодать есть
диэтил-триптамин. Я сам биолог, и сам могу разобраться в жэ, или в зэ. Разве это
имеет смысл? И разве что-то его не имеет?
- Вот-вот, - сказал Август. - Это абсолютно характерно. Ну ладно. В конце
концов, не все ли равно.
- Да! - торжествующе воскликнул Головко.
- Да, - хитрым тоном промолвил Софрон.
- Или нет... - произнес Август, зевнув. - Вставайте, я вам все расскажу, если
вас это интересует.
- Меня интересует все! - вскричал Головко и немедленно встал с матраса.
Они неторопливо пошли куда-то в сторону от остатков пахучего догоревшего костра,
от цветных чумов, в одном из которых, наверное, был Хек, - прямо в голое

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.