Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Как вам Хек?
Воздух был летним и холодным, словно загадочное дыхание светлого духа этого
края, который существовал во всем. Иногда был ветер, а иногда наступала полная
тишь, и тогда все вообще преображалось, и даже внутренние стенки чума
становились похожими на двери в иные великие миры. Может быть, когда-то здесь
бродили мамонты, похожие на слонов, и, может быть, их было шесть.
- Напарник мой, - прошептал Головко, наклоняясь в Софрону, - прошло дикое
количество времени, мы спали, как тунеядцы. Но мы ведь политики, якутяне! Мы -
главные преобразователи этих мест; помните о Ленине, о смысле! Вставайте,
Жукаускас, наш ждет Август вместе с жэ! Они, по-моему, говорили, что он придет
завтра утром? Но надо уточнить, выяснить, узнать. Я страшно хочу есть. Пусть
будет фабричный бутерброд, или какая-нибудь оленина. Даже коренья можно
покушать! Может быть, нам татуироваться?
Софрон Жукаускас лежал с закрытыми глазами и думал о цветах и их лепестках. Он
не хотел фабричный бутерброд, он хотел какую-нибудь прекрасную пищу, состоящую
из крови, молока и настоящей плоти диких существ. Ему было лень говорить.
Возможно, он не выспался, хотя он спал весь день. Головко был одет в
желто-красно-зеленую куртку и кожаные ботинки с длинными шнурками. Румянец
удовольствия покрыл его щеки, и он желал бегать, загорать и разговаривать с
Хеком и с кем-нибудь еще о мироздании, странах и жэ. Но Софрон лежал и тонул в
дреме, уносящей его в фиолетовую даль забытья и сладкой тьмы. Его сумка валялась
рядом с ним, и оттуда выглядывали какие-то трусы.
- Вставай! - крикнул, наконец, Головко, пнув Жукаускаса ботинком в бок. -
Поднимайся, Исаич! Мы в стране врага; хрен их знает, кто это такие. Мы не имеем
права здесь быть, нам нужен Август, ты свихнулся, нам нужна Якутия, вперед!!!
Головко нагнулся и ущипнул Софрона за мышцу плеча. Жукаускас открыл глаза,
приподнялся и плюнул.
- Какое право вы имеете бить меня, щипать? - спросил он обиженно. - Кто вам дал
это право? То, что вы сильнее, более рослый, объемный?! А если бы я был больше?
Или, у меня был бы пистолет?! Или - лом? Вы знаете приемы?! Мы - напарники, вы
не должны так вести себя. Я доложу Дробахе и Марга. Я отдыхаю!! Август будет
завтра.
- Да ну тебя, расквакался!... - засмеялся Головко, стуча Софрона по спине. - Я в
шутку тебя малость потыркал, а ты уже собрался из этого политику делать. Ты
прямо какой-то чудик. Надо ведь тебя разбудить. Я же тебя слегка щелкнул, ты
тоже можешь - я не обижусь. Пошли к Хеку.
- Ну ладно, ладно, - заискивающе сказал Софрон и встал. - Я не хотел ничего, я
просто думал, что все это бред и веселый сон. Но меня оскорбил ваш щипок.
- Извините меня, - проговорил Абрам.
- Ну конечно, - растрогался Софрон. - Пора идти. Уажау. Мне здесь нравится. Вы
думаете, здесь что-то не так?
- Я думаю, - торжественно заявил Головко, - все, что есть так, есть не то, а
здесь есть все, и, если это так, то это именно то.
- Но это не здесь! - воскликнул Софрон.
- Идемте туда, - весело сказал Головко и открыл дверь чума.
Перед ними возник великий солнечный вечерний простор таинственной тундры.
Треугольные чумы горели разными цветами и около них сидели и стояли люди в
разных одеждах. Рядом с белым цветком на красном матрасе лежал Хек, одетый в
синий халат. Рядом с Хеком на коричневом матрасе сидел Васильев, одетый в
зеленые штаны. Невдалеке от Васильева около карликовой пальмы стояли две женщины
с черными волосами и золотыми лентами. Одна из них улыбалась, а другая мрачно
смотрела вдаль. Рядом с ними стоял мальчик в красных штанах, и он был курчавым,
как негр. Головко медленно сделал четыре шага и остановился. Хек и женщины
посмотрели на него.
- Кто вы? - спросил Головко. - Откуда вы? Куда вы отправляете жэ?!
- Вам повезло, а вам не очень, - тихо сказал Васильев. - Но сейчас у нас скоро
начнется вечерний праздник кэ, вы примете участие. Вы видите нашу жрицу, ее
зовут Саргылана и Елена. Они сделают. И вам повезло.
- Кого зовут Саргылана?
- Жрицу зовут Саргылана и Елена,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.