Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и прорыть туннель под Ледовитым океаном. Полный маразм! Бредовые ребята, но они
ничем не хуже других людей. По крайней мере, это весело.
- Блядь! - крикнул Софрон.
- Вот видите, - вкрадчиво прошептал Саша Васильев. - Теперь вы говорите слово,
не несущее, в принципе, ни для вас, ни для меня никакой смысловой нагрузки.
Опять-таки, оно имеет лишь интонацию, а не истинный Смысл! Конечно, можно внести
в него любое восхищение и любовь, на которую вы только способны, и новое великое
слово воссияет над всеми нами, словно волшебный венец!
- Нет, - сказал Софрон, - туннель возможен. Прямо под Северным полюсом!...
- Ерунда, - быстро перебил его Абрам, скорчив рожу. - Где же этот Август?
- Его никогда и не было, - высокомерно проговорил Хек.
- Он у нас работает. Как раз он работает. Он собирает священные плоды жэ. Он и
сейчас их собирает. Жэ - это прекрасный летний цветок, распускающийся на заре;
это - сердце тундры. Мы продаем их и получаем электричество, покой и уют.
- Вас не трогают из-за жэ? - спросил Софрон.
- За жэ нам дают обувь и краски! - горделиво ответил Васильев. - И мы существуем
здесь, как подлинные жители и главные существа, и мы говорим!
- Шика-Сыка?
- Шамнльпек!
- Так можно у вас где-нибудь поспать? - спросил Головко.
Васильев вскочил со шкуры, хлопнул в ладоши, закрыл глаза, а потом вдохновенно
улыбнулся.
- Вы не понимаете, - сказал он счастливым голосом. - Вы видите разные цвета и
разные цветы, слышите звуки и можете сами производить звуки, и не обязательно их
единственной целью будет контакт с каким-то небольшим существом, стоящим в
единой бессмысленной цепи с другими разными существами; вы пришли в тундру и
ощутили тундру, и вы видите нас и знаете других, почему же я должен обратить к
вам свое лицо и свое тепло, если вы имеете собственный лик и свой великий дух?!
Ведь вы знаете, что, когда ангел явился, небо стало синим, а когда небо стало
синим, народ получил свое дерево! И вы увидели зарю и реку, и безлюдный простор,
и волшебный восторг. Но я знаю одного из вас. Конечно, все равно, чем
заниматься, и мы присутствуем здесь, и мы произносим <шика-сыка> и что-нибудь
еще, и мы носим наши халаты, в конце концов. Но вы можете прийти сюда и узреть
тундру; и вы можете склониться над водой и увидеть истину; и вы можете
посмотреть вдаль и, понять свой путь. И если вы говорите <Август>, мне
становится смешно, и если вы говорите <ЛДРПЯ>, я хихикаю, и если вы говорите
<Якутия>, мне вас жалко. Но я должен сейчас говорить, и хотя обычнейшее отличие
розового цвета от голубого выше всего остального и другого, о чем вы можете нас
спросить, я все-таки остаюсь в своем счастливом непонимании и знании, и готов
даже рассказать обо всем, и прежде всего о том, что плывя дальше по реке, вы
достигнете океана и льдов.
- Спасибо, - сказал Софрон, когда Васильев замолчал.
- Простите, а у вас нельзя чего-нибудь съесть? - спросил Головко.
- Блядь! - крикнул Хек.
- Вот видите. - начал Софрон.
- Я могу вам дать фабричный бутерброд, - проговорил Васильев. - Он в специальной
упаковке. Мы питаемся ими, потому что нам все равно.
- Вы их получаете за жэ? - спросил Абрам.
- Да, - обрадовался Саша Васильев. - Однако, вы умеете делать логические выводы.
Возьмите вот эту коробочку, сорвите красную ленточку, откройте синюю крышечку,
разорвите зеленую бумажку и достаньте белый хлеб с маслом, сыром и мясом!
Приятного аппетита!
- Спасибо, - поблагодарил Головко и немедленно съел бутерброд, произведя
предварительно все, что ему рассказали. Коробочку, ленточку, крышечку и бумажку
он зажал в правой руке, желая потом их выбросить куда-нибудь в тундру. Софрон
совершенно не смотрел на него в этот момент; Хек опять достал палочку из печки и
держал ее в руке, словно специальный флажок.
- Значит, у вас какая-то секта? - спросил Софрон, зевнув. - А где же другие
жители?
- Мы есть все, и мы есть все, - промолвил Иван Хек, засовывая палочку обратно в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.