Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Это - поселок Кюсюр, - насмешливо проговорил Васильев.
- Но если у вас в Кюсюре чумы и костры, откуда у вас в чуме лампа и свет? И где
ваша гостиница, почта, поселковый совет?
Васильев ударил ладонью по шкуре, на которой лежал.
- Совет здесь, - сказал он. - Все, что есть здесь, есть совет. Свет вокруг и
внутри. Все, что вы видите - свет. Вы видите свет и хотите знать совет, но наша
географическая точка, в которой сейчас пребывает Иван Хек, вы, вы и я, давно
электрифицирована. Однажды некто раскрасил столбы в цвет зари, и провода - в
цвет небес. Но вы не заметили этого. Вам все равно. Но я прошу прощения, хотя
это не то.
- Вы хотите сказать, что сюда проведены провода? - спросил Софрон, оглядываясь.
- Не будьте таким настырным, - прошептал Головко. - Разве это главное?
- Да, - сказал Софрон.
- Хорошо! - воскликнул Хек. - Я могу высказать свою уверенность в том, что
электричество проходит по кабелю, существующему внутри, в вечной мерзлоте. Это -
прекрасный современный красивый кабель. Он проложен давно.
- Замечательно, - проговорил Софрон, - но тогда почему у вас все так?!
- Как?! - сказали хором Хек и Васильев и засмеялись.
- Ну так, - задумчиво произнес Софрон Жукаускас, - так. Не по-советски, не
по-депски. Этого не должно быть, должен быть совет, должна быть проблема, должно
быть недовольство, должен быть хаос. Ведь мы ехали недолго!
- Но здесь космос, - ответил Хек. - И ведь вы не хотите своей Депии, как вы
называете это образование. Радуйтесь, смотрите на огонь!
- Я смотрю, - тихо сказал Софрон. - Это странно. Почему я увидел цветок, и он
мне понравился? Почему здесь существуют чумы разных цветов? Где вы работаете,
если я - Старший Инструктор, а Головко - биолог? Скажите пожалуйста, как пройти
в гостиницу?!
- Мы не работаем, - проговорил Васильев и привстал. - Мы говорим. Мы говорим
<шика-сыка>. Другие делают другое. Здесь чумы, потому что здесь тундра. Вам
понравился цветок, потому что вы - в тундре. Здесь нет гостиницы, но есть чум.
Вы можете уйти туда. Шамильпек?!
- Что?!
Васильев засмеялся, лотом сел на пол.
- Вы так удивились, как будто я что-то сказал. Но я ничего не сказал, я только
произнес несколько звуков, не имеющих смысла, но имеющих нужную интонацию.
Возможно, это мой язык. И потом, так ли уж вас интересуют слова? А если они вас
так интересуют, вы можете внести в мою речь любое восхищение и любовь, на
которую вы только способны; и новое великое слово воссияет над всеми нами,
словно волшебный венец!
Проговорив это, Васильев встал, потом сделал два приседания.
- Почему вы так взволнованы, вы же уехали и приехали. И потом, вам нужно другое;
хотя, кто я такой, чтобы говорить об этом?
- А что такое тундра? - ошарашено спросил Софрон. Хек подошел к печке, вынул
оттуда горящую палку, потом засунул ее обратно.
- Тундра - это все, - сказал он. Они все замолчали; и только пламя издавало свой
характерный шумящий звук.
- Подождите, - вдруг сказал Головко, - подождите, подождите. Софрон Исаевич -
мой напарник, он с вами поговорил, видимо, он не так выразился, дело в том, что
мы приехали по делу; если можно, отведите нас туда, где можно переночевать, мы,
разумеется, заплатим, мы бы очень вас попросили; и еще у нас есть вопрос, нам
нужен такой человек, который здесь живет, в общем, он должен быть, его зовут
Август.
- Август? - презрительно сказал Хек. - Кто это - Август?
- Я знаю, - вмешался Васильев. - Ты знаешь. Это такой юноша, он не блещет умом и
талантом, он бледен и довольно вежлив. Но его сейчас нет!
- Я не знаю! - воскликнул Хек. - Я знаю все! Я знают всех! Август - это не то.
- Ты знаешь, - настоятельно проговорил Васильев и сел на свою рыжую шкуру. - Он
слушается нас. Он член какой-то партии, ты помнишь.
- ЛДРПЯ, - сказал Хек.
- Да. У него стоит радиопередатчик, они собираются присоединить Якутию к Америке

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.