Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

это есть, потому что везде любовь. Любовь движет нами и не нами; и каждая книга
содержит в себе любовь, иначе ее нет, как книги, л каждая мелодия содержит в
себе любовь, или же, это - не музыка.
- Ненависть! - воскликнул Софрон, делая небольшой глоток. - Не всегда любовь,
иногда ненависть!
- Вы знаете книги, полные ненависти? - усмехаясь, спросил Головко, облокачиваясь
о парапет.
- Конечно!
- Так это любовь, - загадочно произнес Головко, улыбаясь. - Это великое чувство,
которое охватывает все, которое принимает любое обличье, которое становится
противоположным самому себе, которое перестает быть вообще, и которое всем
является!
- Ненависть есть любовь? - сказал Жукаускас, делая большой глоток. - А любовь
есть все?
- Воистину так! Воистину так!
- И если я ненавижу свою жену, то я люблю ее?
- Вы всегда любите, - серьезно проговорил Головко, щелкнув пальцами.
- Даже когда мне все равно?
- Это есть высшая любовь. Послушайте.
Головко поднял руки, посмотрел вдаль на темные волны реки, на мрачные деревья
тайги и на Луну, и стал вдохновенно говорить.
- Любовь, мой друг, есть слава, сила, бытие и смысл. Любовь есть цель страны, ее
правая рука, ее пульс. Бог мира есть бог любви; и любовь есть Бог, свет и все
божественное. Когда существо любит, оно существует, рождается и рождает. Гибель
любви есть смерть, суд и тьма. Но любовь не имеет гибели, поскольку гибель есть
лживое понятие мира-без-любви. Любовь есть в мире, хотя любовь не есть мир.
Якутия - это любовь; мы с вами - это любовь, наш капитан - это любовь, и наш
долг - это любовь. Когда возникает любовь, возникает тайна, и когда умирает
любовь, умирает тайна. Не может быть ничего вне любви; и когда вы смотрите на
горы, на реку, на море, на Лес - это есть любовь. И если ваш смысл совпадает с
вашей целью, и если ваш путь является вашим смыслом, и если ваш мир
преображается в вас, то это - любовь. И когда птица взлетает на вершину и
смотрит на солнце, не закрывая глаз, то это - любовь. И вы приходите туда, где
есть свет, и вы видите тайну и красоту, и вы есть любовь. Каждый, кто любит
ветку, любит и дерево; и если вы любите мир, вы любите и бытие. И когда вы
любите, вы есть, и когда вы не любите, вас нет. И вас не может не быть, ибо
любовь неубиваема и неразложима, и любовь - не от мира сего. И если вы - мир, то
в вас всегда есть любовь; и в любви заключено все, и познавший любовь познает
все. Я могу говорить, и я могу не говорить, но слова могут быть любовью, потому
что в начале была любовь, и любовь была словом. И все не имеет смысла, потому
что я всего лишь могу сказать: любовь. И все. И любовь - это женщина.
- Вот именно! - вскричал Жускаускас, внимательно слушавший Абрама Головко. - Не
знаю, к чему говорить столько разных размышлений и слов, когда есть женщина, и
она может не любить.
- Неужели, - презрительно сказал Головко.
- Да! Вот сейчас я выпью и расскажу вам. Когда она предает, изменяет, моя
любимая, тело, которое я гладил, целовал... Разве это любовь? Это ненависть, это
скотство, это ужасно...
- Не имею такого опыта, - холодно проговорил Головко, откупоривая вторую
бутылку.
- Вам повезло, повезло! Любовь - это страшно; она кончается, и женщина
кончает... То есть, она начинает! Изменяет, и я хочу убить, хочу уничтожить, но
люблю, или уже не люблю...
- У вас какая-то каша в голове, - заметил Головко, делая большой глоток.
- У меня каша в сердце! - воскликнул Софрон. - У меня каша в сердце! Слышите? У
меня каша в сердце!
- Слышу, - сказал Головко.
- А я вот до сих пор не хочу слышать. Этот ласковый стон...
- Вы что, застали ее с другим? - спросил Головко.
- Да! Это было очень давно. Через два месяца после свадьбы. Я пришел домой с

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.