Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Софрон сжал кулаки и остановился; Ылдя презрительно хрюкнул.
- Что, увидели? - спросил он у Жукаускаса. - Ну пойдемте, подойдем к этому бедняге.
Они перепрыгнули через канаву и предстали перед сияющим в лучах солнца крестом. Ырыа, пукая ртом,
безучастно осмотрел их, потом медленно улыбнулся и хрипло, с большим усилием произнес:
- Кукуня...
- Что ты там еще выделяешь! - нагло проговорил Ылдя. - О душе надо сейчас думать, а не обо всяких
кукунях!
- Я хочу кончить его! - воскликнул Софрон.
- Да он и сам скоро отойдет. Ну, может, скажешь нам перед смертью что-нибудь вразумительное, а?!
Ырыа сощурил глаза, растянул губы в мерзкой гримасе, так, что они треснули и выступила кровь, напрягся
еще больше и четко произнес:
- Жуй!
Потом быстро прошептал:
- Искусство победило, убийство, крест, смерть, жизнь - все искусство, все для искусства, все ради
искусства. Мамчик мой, пушыша саваланаима, прими надпочечник мой через жир, почему ты наставил мне
рога, почему ты не засунул мне в рот зук?!
- Вот гнида! - возмущенно крикнул Софрон. - Он опять за свое!
- Крепкий парень... - задумчиво сказал Ефим. - И все же, какое отвратительное зрелище! Пойдем
отсюда, мне кажется, он сейчас уже околеет.
- Если бы не злость, меня бы сейчас стошнило, - проговорил Жукаускас.
Голова Ырыа упала на грудь; казалось, он потерял сознание.
- Смотри-ка - фффу!! - насмешливо воскликнул Ылдя, - он обмочился!
Софрон отскочил в сторону, как будто ему чем-то грозила безобидная желтая жидкость, трогательно
стекающая по мертвенно-синим ногам Ильи, прибитым к кресту.
- Какая пакость!.. - сказал Ылдя. - Ладно, все с ним ясно. Он уже готов.
- Он что-то еще говорит! - вдруг заметил Софрон.
Они осторожно подошли к висящему вонючему Ырыа и прислушались. Глаза его были закрыты, тело
казалось мягкой трухой, но рот упорно шевелился.
- Я... Я... Я... - шептал Ырыа.
- Ну, ну, давай же, скажи что-нибудь!
Ылдя смотрел на тело, теряющее жизнь, с азартом математика, совершающего последнее действие сложной
большой задачи, или с задором игрока, ожидающего установки комбинации в игральном автомате.
- Я... Я... - уже хрипел Ырыа.
- Ну!
- Ямаха, - наконец произнес Илья и пусто замолчал, может быть, умерев.
- Тьфу, овца! - расхохотался Ефим Ылдя, повернулся и отошел от креста.
Жукаускас с пафосом посмотрел последний раз в грудь убийцы Головко, высморкался и тоже вернулся на
свою дорогу. Солнце зашло; стало сумрачно; шум войска слышался уже где-то далеко впереди.
- Побежали, ласточка! - весело сказал Ылдя. - Видишь, надо догонять. Только смотри, без дурачков! У
меня ведь есть пистолетик!
- Мне очень грустно, - промолвил Софрон.

НАЗАД ВВЕРХ ВПЕРЕД





Жеребец первый
Путь начинается, когда существо, готовое к встрече, делает свое первое деяние и
в первый раз вступает в реку, которая есть суть мира и дорога. Прекрасно
открытие высшей реки среди обыденности простых каждодневных истин, наполняющих
мгновения проживаемых времен. Это есть слава! Это есть величие! Это есть смысл!
И он присутствует в реке, он един, он совсем, как чудо, сотворенное духом; и
если подлинный дух есть, он есть именно в реке. Горний эфир хранит тайны
настоящего корабля, плывущего среди огромной глубокой глади; свет сфер озаряет
две белые палубы чудесной баржи, устремленной к началу миров; и если какое-то
лицо возникает над лесом, полем, травой и горой, то это, без сомнения, священный
лик. Вот так происходит открытие новых стран и открытие новых людей; вот так
начинается битва за высшую жизнь и начинается любовь; вот таким образом тот, кто

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.