Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зеленой траве, а над ним стоял усмехающийся Ылдя.
- Что, кайф словил?! Вставай, мы уходим, молебен окончен. Понравилось? Честно говоря, все это -
дерьмистика! Но необходимо.
- Что это?.. - пролепетал Софрон, тряся головой. - Было ведь...
- Встать!- рявкнул Ылдя.
Жукаускас вскочил, но его шатало. Ефим ударил кулаком в его щеку, засмеялся и крикнул:
- Зу-зу!
- Ду-ду! - отвечало войско.
- Юрюнг Айыы Тойон с нами! Вы все видели! Слышали! Нюхали! Мы идем! Приготовить автоматы,
прочистить зенитки! Жрец нам накамлал! Победа нас ждет!
- Кру-гом! - вдруг рявкнул человек в коричневой пилотке. - Раз, два!
Воины четко развернулись.
- Хан Марга!
- Я-я!! - выкрикнул маленький шустрый якут с желтой повязкой на шее.
- Ведите армию на правый бой, - зычно сказал человек в пилотке.
- Да-да! - проорал тот и побежал во главу войска.
- Мы двинемся следом, - ухмыльнувшись, тихо проговорил Ылдя. - А ты, чудик, будешь закрывать меня
от случайных пуль. Ясненько?!
- Смерти нет, - блаженно улыбаясь, сказал Софрон.
- Вот и отлично! Хорошо будешь защищать - не убью!
- Ха-ха-ха, - пробормотал Софрон.
- Молчать! - разозлился Ефим, но тут армия двинулась вперед, четко маршируя, словно метроном,
отбивающий ритм боевого марша.
- Песню... Затягивай! - приказал идущий вначале Марга. Через два шага все запели:
- Мы - знойные якуты
Пу-пу, ду-ду, зу-зу,
Засунем всех врагов своих
Мы в задик жеребца.
А после их порежем
Жо-жо, ло-ло, мо-мо,
На мерзкие обрезки
И облюем тогда.
Мы русских расхерачим,
Армяшек и мордву,
А после их засунем
В дерьмо мы омулей.
Чтоб ни один народик
Ви-ви, зи-зи, ки-ки,
Не пудрил наши мозги -
Великий Уранхай!
- Что это за предел маразма! - воскликнул Жукаускас. - Большего говна я, наверное, не слышал!
- Это - наша строевая песня! - злобно сказал Ылдя. - Я написал. Ясненько?!
Софрон промолчал.
- Ты осмеливаешься иметь что-то против нашей гениальной песни - великого якутского военного
гимна?! - разъяренно спросил Ылдя. - Сейчас я тебе ноздрю на посох натяну!
Воины шли вперед, вздымая коричневую пыль, и с ними ехали машины, везущие какие-то розовые зенитки,
или пушки. Солнце вышло из-за мутных облачков и противно слепило глаза, неприятно нагревая головные
уборы. В этой мерной ходьбе слышалось позвякивание и шелест, и на солдатских якутских лицах
появлялись капли ратного пота, образующие целые ручейки на лицах тех, кто вез зенитки. Все эти существа
устремлялись биться за золото, как в доисторические эры, и командиры с желтыми повязками гордо
поднимали подбородки вверх, склоняя голову направо, и любовно поглаживали приклады своих автоматов,
почти как головки маленьких донек перед сном, и жаждали доблести, храбрости и упоения.
Они прошли мимо скособоченных изб, каменных желтых зданий и разнообразных балаганов, и вышли на
узкое шоссе, уходящее вдаль; и справа от этого шоссе был пустырь, а на пустыре стоял высокий крест.
Жукаускас посмотрел направо и вдруг увидел замученную окровавленную фигурку Ильи Ырыа, прибитого
за руки и за ноги к этому кресту. Какие-то колючки опутывали его голову, синяки и ссадины покрывали его
худосочное тело, но бледное лицо насмешливо смотрело вниз, а пересохшие, с запекшейся кровью губы
что-то шептали. Ырыа вздрогнул и напрягся. Голова его медленно начала подниматься вверх; от
напряжения кровь потекла из ран; раздался глухой стон. Илья поглядел на проходящее войско взглядом
дебила и стал делать ртом пукающие звуки в такт марширующим.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.