Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

расхреначим! Ясненько все с тобой. А ну-ка, развяжитс-ка их всех, сейчас мы узнаем, что это за группа.
Люди в оранжевом немедленно набросились на лежащих в идиотских деревянных штуках пленников,
буквально через шесть минут освободили их и встали в шеренгу перед своим командиром в ожидании
дальнейших приказаний.
- Отлично, отлично, - сказал Часатца, оглядывая Жукаускаса, Идама и Ырыа. - А почему этот так
воняет?
- А он обделался, - сказал Головко.
- Не выдержал... Понятно, понятно... А ты кто такой? - обратился он к Идаму.
- Да я шофер, я вез их, хотел вам сдать, я сам эвен, я ехал из Нерюнгри...
- Ах, из Нерюнгри! Так ты - русский, гад! Правильно тебя заворачивали. А автобус мы ваш отбили у
эвенков, и теперь там наша охрана.
- Да я за вас!!!
- Это правда? - строго спросил Часатца. - Он действительно хотел вас вместо гнусного якутского
Алдана привезти в штаб эвенской освободительной армии?!
- Нет! - пискнул Жукаускас. - Он сказал, что все - Русь!
- Русь?..
- Ну, Россия.
- Ах, Россия... - ухмыляясь, проговорил Часатца, хлопнув в ладоши. - Видишь, что говорят твои
сообщники...
Идам повернулся к Софрону, зажал одну свою ноздрю большим пальцем и смачно сморкнул в его лицо
желтой соплей.
- Вонючка хезаная! - выкрикнул он.
Жукаускас отпрянул, достал носовой платок, медленно вытерся, потом расстегнул штаны, засунул сзади
руку и вытащил небольшой комок своего дерьма. Слегка размахнувшись, он бросил говно в Идама, но
промахнулся и чуть было не попал в Часатца. Он тут же хотел повторить это действие, но разгневанный
Часатца бросился на него, и после двух ударов в пах, Софрон неподвижно лежал в траве.
- И зачем только мы спасаем такую срань!.. - воскликнул Часатца, внимательно осмотрев свою ногу и
вытерев ее о куртку Жукаускаса. - Ладно. Вижу, вы все лжете, вы за якутов, или за русских, что одно и то
же, но я думаю, вы должны наконец расколоться. Итак, кто вы, откуда вы, куда вы идете?
- Мы ехали на свадьбу к другу в Алдан, - доброжелательно проговорил Головко.
- Врешь! Жергауль!
Из строя вышли два эвена в оранжевом.
- Видите, у нас целых два Жергауля. И оба чудесны! Жергаули, сделайте вот этому присыпку, а то он
много о себе думает. Он уже подготовлен, поэтому резать не стоит. Ну что, будешь говорить?
- Я уже сказал, - твердо ответил Головко.
- Ну, как хочешь. Присыпка - это наше эвенское изобретение. Мы делаем рану, а потом сыпем на нее
специальный гадкий порошок, который разъедает все кости. Это очень больно; это даже не соль, а вообще
нечто ужасное. Не будешь говорить?
- Нет, - сказал Абрам,
- Жергаули! Приготовься!
Два звена резко положили голого Головко на живот, выставив кверху его поджарую спортивную попку с
двумя ранами на ней. Затем они достали из кармана два блестящих металлических цилиндра,
напоминающих перечницы, и, держа Головко за руки, поднесли эти цилиндры прямо к его ранам.
- Ух! - скомандовал Часатца.
- Уй! - крикнул Головко, как только сыпучая злая дрянь вошла в соприкосновение с его сожженной
кислотой несчастной плотью.
- Будешь говорить?
- Мы на свадьбу, друг, Алдан, Софрон, автобус...
- Ух!
- Уя!
- Будешь говорить?
- Я сказал, сказал.
- Перевернуть! Присыпьте его соски. То, что от них осталось. Я думаю, когда дойдем до глаз, ты все
скажешь.
- Да он умрет сейчас от боли, - заметил Ырыа. - Вышыша мукыра ляна.
- Ничего, он парень крепкий. Я думаю, связывать руки тебе больше не надо? Это ведь еще больнее. Ну,
будешь говорить?
- Никогда! - с пафосом воскликнул Головко и попробовал плюнуть, но у него ничего не получилось.
- Ну и ладно. Жергаули!
Они перевернули Абрама на спину, наступили сапогами на его руки и приготовились присыпать огромные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.