Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Ну, все готово? - предвкушающим голосом спросил Часатца.
Жергауль кивнул. У каждого заворачивателя встал эвенк в черном и положил руки на штурвал.
- Ну и...
Онгонча вторая
Раздался оглушительный выстрел, и Часатца рухнул на землю, простреленный в переносицу. Жергауль
недоуменно посмотрел куда-то вправо и тут же упал, сраженный резкой автоматной очередью. Сразу
начались дикие вопли, шум, возня, шелест листьев, стрельба, взрывы, всхлипы. Кто-то орал: <Га-га-га!!!>
Кто-то бегал и прыгал, и кто-то дрался и мычал. Все эти звуки напоминали радиопередачу о войне, или же
кинофильм о налете отважных героев на стойбище татуированных гадов. Жукаускас закрыл глаза и уткнул
голову в свой воняющий пах, стараясь ни на миллиметр не высовываться на поверхность этого опасного
мира. Головко, измученно улыбаясь, с любопытством смотрел вокруг. Но бой был недолгим. На поляну
прибежало шестеро строгих мужчин в оранжевых одеждах с автоматами. Один из них подошел к йдаму и
спросил, перекрикивая уже прекращающийся военный огнестрельный шум:
- Вы кто?!
- Мы... Мы... Мы... - начал мучительно соображать Идам, но тут вмешался Головко:
- Мы - враги эвенков.
- Верно! - обрадованно воскликнул человек. - Долой этих гадов, этих эвенков, этих самозванцев. Я
вижу, мы успели вовремя! Вы с нами?
- А кто вы? - наглым тоном спросил Ырыа. Человек подозрительно осмотрел его скрученную фигуру,
привязанную к шестам заворачивателя, потом усмехнулся, расставил ноги на ширине плеч, выставил вперед
левую руку и гордо проговорил:
- Мы - эвены! Мы сражаемся за свободу Великой Эвении! Мы должны сбросить наконец ярмо русских,
советско-депских, эвенкских, юкагирских и якутских самозванцев. Единственный морозно-северный
подлинный народ - это эвены. Наша территория огромна; раньше она простиралась до южного моря и до
западных сверкающих огней. Но падлы нас ужали и уменьшили; теперь мы всем все покажем! Эвения -
единственная земля, существующая под небом среди гор, рек и костров; родина любви, заря чудес, золото
истории! И мы воюем; сейчас мы выследили лагерь гнусных эвенков и неожиданно напали на них. И,
насколько я слышу, наше пиф-паф сработало, и мы их всех засунем в рот кролику! Меня зовут Часатца.
- Неужели?! - удивился Ырыа и засмеялся. Человек злобно посмотрел на него и сказал:
- Не вижу ничего смешного. Ладно, сейчас мы посадим вас на лошадей и отвезем к себе. Там разберутся,
кто вы, да что вы.
- Мы за эвенов! - воскликнул Идам, подобострастно улыбаясь.
- Посмотрим. Мне не нравится вот этот. Кто это?
- Я - поэт! - гордо заявил Ырыа. - Я - творец искусства. Перед своей несостоявшейся смертью я
написал великое стихотворение: <Капоша варара>. Я хочу в Алдан, потому что там война, и мне все равно.
Я не хочу в Алдан, я хочу быть звеном, или эвенком, а еще мне нравится печатать на пишущей машинке
огромный идиотский роман, в котором в принципе заключено все, но в такой дебильной форме, что хочется
просто подтереться черно-белыми страницами. Пойдемте гулять в лес?!
- Не слушайте его! - заверещал Жукаускас: - Он - сумасшедший, он вообще не имеет к нам никакого
отношения, мы ехали на автобусе к другу на свадьбу, и тут нас захватили эти ублюдки. Спасите нас,
развяжите нас, мы любим Эвению, я сам на восьмушку эвен.
Часатца недоверчиво оглядел его, но тут Головко громко закричал.
- Вот этот человечек действительно вытерпел муку. Освободите его немедленно, как тебя зовут, солдат?
Двое в оранжевом отвязали йоги и тело Головко, перерезали веревку на его руках и медленно выдернули ее
из двух кровоточащих ран на запястьях, от чего Головко стонал, несмотря на свои мужественно стиснутые
зубы. Эвены заботливо подняли его и, поддерживая под локти, подвели к растроганному Часатца, который
протянул вперед правую руку и четыре раза хлопнул Абрама по плечу.
- Ничего, братишка, мы за тебя отомстили. Видишь, валяются эти гниды на почве, сдохли твои мучители.
Вот за что мы сражаемся; а о тебе надо написать, как они тебя истязали, собаки.
- Спасибо, - благодарно сказал Головко.
- Кто ты, откуда, ты - эвен?
- Не знаю, - ответил Головко загадочно. - Все равно. Мы ехали к другу на свадьбу.
- К какому другу?
- В Алдан.
- Так. Так. Так. - Часатца помрачнел. - А ты не врешь?
- Нет, - изумленно ответил Абрам.
- Но там же якуты, там же эта мразь... Ты за якутов?
- Бог, - промолвил Головко.
- Якутский? Юрюнг Айыы Тойон? Они ему молятся, плюя на Коран и на Сэвэки. Нам тоже коран не
близок, и русского Христа-да-Марью мы не приемлем, но этих тюркских жеребцеедов мы все равно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.