Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Ну, все готово? - предвкушающим голосом спросил Часатца.
Жергауль кивнул. У каждого заворачивателя встал эвенк в черном и положил руки на штурвал.
- Ну и...
Онгонча вторая
Раздался оглушительный выстрел, и Часатца рухнул на землю, простреленный в переносицу. Жергауль
недоуменно посмотрел куда-то вправо и тут же упал, сраженный резкой автоматной очередью. Сразу
начались дикие вопли, шум, возня, шелест листьев, стрельба, взрывы, всхлипы. Кто-то орал: <Га-га-га!!!>
Кто-то бегал и прыгал, и кто-то дрался и мычал. Все эти звуки напоминали радиопередачу о войне, или же
кинофильм о налете отважных героев на стойбище татуированных гадов. Жукаускас закрыл глаза и уткнул
голову в свой воняющий пах, стараясь ни на миллиметр не высовываться на поверхность этого опасного
мира. Головко, измученно улыбаясь, с любопытством смотрел вокруг. Но бой был недолгим. На поляну
прибежало шестеро строгих мужчин в оранжевых одеждах с автоматами. Один из них подошел к йдаму и
спросил, перекрикивая уже прекращающийся военный огнестрельный шум:
- Вы кто?!
- Мы... Мы... Мы... - начал мучительно соображать Идам, но тут вмешался Головко:
- Мы - враги эвенков.
- Верно! - обрадованно воскликнул человек. - Долой этих гадов, этих эвенков, этих самозванцев. Я
вижу, мы успели вовремя! Вы с нами?
- А кто вы? - наглым тоном спросил Ырыа. Человек подозрительно осмотрел его скрученную фигуру,
привязанную к шестам заворачивателя, потом усмехнулся, расставил ноги на ширине плеч, выставил вперед
левую руку и гордо проговорил:
- Мы - эвены! Мы сражаемся за свободу Великой Эвении! Мы должны сбросить наконец ярмо русских,
советско-депских, эвенкских, юкагирских и якутских самозванцев. Единственный морозно-северный
подлинный народ - это эвены. Наша территория огромна; раньше она простиралась до южного моря и до
западных сверкающих огней. Но падлы нас ужали и уменьшили; теперь мы всем все покажем! Эвения -
единственная земля, существующая под небом среди гор, рек и костров; родина любви, заря чудес, золото
истории! И мы воюем; сейчас мы выследили лагерь гнусных эвенков и неожиданно напали на них. И,
насколько я слышу, наше пиф-паф сработало, и мы их всех засунем в рот кролику! Меня зовут Часатца.
- Неужели?! - удивился Ырыа и засмеялся. Человек злобно посмотрел на него и сказал:
- Не вижу ничего смешного. Ладно, сейчас мы посадим вас на лошадей и отвезем к себе. Там разберутся,
кто вы, да что вы.
- Мы за эвенов! - воскликнул Идам, подобострастно улыбаясь.
- Посмотрим. Мне не нравится вот этот. Кто это?
- Я - поэт! - гордо заявил Ырыа. - Я - творец искусства. Перед своей несостоявшейся смертью я
написал великое стихотворение: <Капоша варара>. Я хочу в Алдан, потому что там война, и мне все равно.
Я не хочу в Алдан, я хочу быть звеном, или эвенком, а еще мне нравится печатать на пишущей машинке
огромный идиотский роман, в котором в принципе заключено все, но в такой дебильной форме, что хочется
просто подтереться черно-белыми страницами. Пойдемте гулять в лес?!
- Не слушайте его! - заверещал Жукаускас: - Он - сумасшедший, он вообще не имеет к нам никакого
отношения, мы ехали на автобусе к другу на свадьбу, и тут нас захватили эти ублюдки. Спасите нас,
развяжите нас, мы любим Эвению, я сам на восьмушку эвен.
Часатца недоверчиво оглядел его, но тут Головко громко закричал.
- Вот этот человечек действительно вытерпел муку. Освободите его немедленно, как тебя зовут, солдат?
Двое в оранжевом отвязали йоги и тело Головко, перерезали веревку на его руках и медленно выдернули ее
из двух кровоточащих ран на запястьях, от чего Головко стонал, несмотря на свои мужественно стиснутые
зубы. Эвены заботливо подняли его и, поддерживая под локти, подвели к растроганному Часатца, который
протянул вперед правую руку и четыре раза хлопнул Абрама по плечу.
- Ничего, братишка, мы за тебя отомстили. Видишь, валяются эти гниды на почве, сдохли твои мучители.
Вот за что мы сражаемся; а о тебе надо написать, как они тебя истязали, собаки.
- Спасибо, - благодарно сказал Головко.
- Кто ты, откуда, ты - эвен?
- Не знаю, - ответил Головко загадочно. - Все равно. Мы ехали к другу на свадьбу.
- К какому другу?
- В Алдан.
- Так. Так. Так. - Часатца помрачнел. - А ты не врешь?
- Нет, - изумленно ответил Абрам.
- Но там же якуты, там же эта мразь... Ты за якутов?
- Бог, - промолвил Головко.
- Якутский? Юрюнг Айыы Тойон? Они ему молятся, плюя на Коран и на Сэвэки. Нам тоже коран не
близок, и русского Христа-да-Марью мы не приемлем, но этих тюркских жеребцеедов мы все равно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.