Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Ух!
- Уй-юй-юйя!
- Давай-ка, Жергауль, к сосочкам.
- Вы - палачи... - промямлил еле стоящий Жукаускас и заплакал.
Жергауль резко перевернул ошарашенного Головко на спину. На его ягодицах были две раны, Абрам
тяжело застонал, когда жесткая трава впилась в них. Жергауль взял свои трубки, но Головко скрестил руки
на груди и неистово посмотрел в его толстое лицо. Жергауль отложил трубки, улыбнулся и вдруг
неожиданно шесть раз быстро и сильно ударил Головко по лицу и животу. Губы Абрама окровавились, руки
ослабли. Жергауль вытащил из кармана веревку и шило. Одним движением перевернув Головко обратно
попкой к верху, он разжал сопротивляющиеся его руки и шилом быстро проколол их насквозь в запястьях.
Продев веревки, он крепко связал руки, не обращая внимания на обильно сочащуюся кровь и громкие вопли.
Потом, вновь перевернув свою жертву, он приставил притырки к волосатым большим соскам.
- Будешь говорить?
- Да я... У, гады... Вонючки, говночисты... Не скажу!
- Ух!
Жергауль нажал на ручки, и Головко мгновенно выгнулся дугой, как будто ему вставили в анус
раскаленный шампур.
- Ааааааааааа!!! - возопил он. - Уууууууууу!!!
- Может, второго попробовать? - хитро спросил Часатца и посмотрел на полуобморочного Жукаускаса.
- Мы... ничего вам не скажем, подонки!.. - тяжело дыша, вымолвил Головко. - Убивайте, жгите,
притыривайте, заворачивайте! Вам нас не сбить. Да здравствует Якутия!
- Давайте-ка второго попробуем, - повторил Часатца, и Жергауль кивнул и повернулся в сторону
Софрона.
Раздался характерный звук и сильно завоняло. Жукаускас упал на колени, поднял вверх руки, и быстро-
быстро заговорил, глотая сопли и слезы:
- Я скажу... Не надо... Только не это, умоляю... Не притыривайте... Нет... Мы - агенты ЛДРПЯ... Это
партия... Мы хотим отделить Якутию и присоединить ее к Америке... Или Канаде... Или, на худой конец, к
Японии... Прорыть туннель под океаном... Построить настоящие небоскребы, сделать тепло и бананы...
Продать алмазы и все... Наш агент потерялся... У нас цепочка... Мы едем и добираемся до этого агента...
Надо восстановить связь... А то Америка передумает, и Канада не захочет... Нам нужны пальмы побольше и
жизнь получше... Мы за Якутию... Мы уже были в Кюсюре и в Мирном... Сейчас едем в Алдан, там агент
Ефим Ылдя... Вы нас захватили... Но мы не против эвенков, мы за... В Якутии должно быть все...
- Отлично! - довольным тоном проговорил Часатца. - Прекрасно. Вот так вот я и узнал. Видите, какая
чудесная вещь - притырки. По-моему, вы обкакались, приятель. То, что вы наболтали, это конечно же,
полная околесица, но сейчас все возможно. Одного я не понял. Вы говорите: <Якутия, Якутия>, а что это
еще за Якутия? Нету никакой Якутии, есть Эвенкия. Эвенкия произрастает во всем, как истинная страна,
существующая в мире, полном величия, счастья и добра. Якуты - всего лишь жалкое племя на эвенкийской
территории. Скоро с ними будет покончено. Они вольются в единый эвенкийский народ. Хотите сражаться
за Эвенкию?
- А Якутия? - с досадой воскликнул Софрон. - Все - Якутия, она везде!
- И вы так считаете? - обратился Часатца к Головко.
- Нет! - сипло выкрикнул Абрам. - Бог!
- А как же ваш Израиль? - спросил Жукаускас.
- Бог, - повторил Головко.
Часатца хитро ухмыльнулся и ударил себя руками по штанам.
- Ну, - приятели, вы вообще охренели. Мир, Бог, май... Чушь все это, дрянь. Якутская сказка. И я, как царь,
приговариваю вас к заворачиванию. Вы предали нашу страну, и еще хотите уничтожить нашу пушистую
зиму и ледяной океан. Тащите их, Жергауль!
- Нееееет!!! - заорал Жукаускас, почувствовав, как неумолимая рука дотронулась до него.
- Вас ждет зад лося! И эвенкская утроба, разумеется!
- Шу, - сказал Головко и закрыл глаза.
Жергауль обхватил шеи Жукаускаса и Головко и потащил их вперед. Сзади величественно шел Часатца,
подняв вверх руки, и перед ним склонялись разнообразные эвенки около своих чумов, а он торжественно
кивал им в ответ. На поляне стояли заворачиватели, и в двух из них уже находился Идам и Ырыа.
- А вот и вы! - весело крикнул Илья, увидев окровавленного Абрама и обосравшегося Софрона. - Я уже
придумал стихотворение: <Капоша варара>. Как, вы думаете, оно подходит этому прекрасному последнему
моменту нашего тутошнего бытия?
- Да иди ты в член свиньи! - злобно выругался Головко.
Жергауль быстро привязал их к шестам заворачивателей и сказал:
- Если быстро сдохнешь - легче будет. Серьезно, пацаны.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.