Случайный афоризм
Научиться писать стихи нельзя. Ф.А.Абрамов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

в будущем эвенк, торжественно и пышно измельчается и засовывается в задницу лося, что в Эвенкии всегда
считалось наиболее почетным способом захоронения. Я не знаю, как там сейчас, по-моему у вас всего один
постоянный лось, да и тот уже истлел - сами понимаете, времена не те, что когда-то, когда вся Эвенкия
была наводнена лосями, как мошкой - но мы попробуем засунуть вас всех ему в жопу. И скоро четыре
эвенка осенят мир своим рождением. Ясненько?
- Ай-яй-яй-яй-яй! - запричитал Идам, потом замолчал, тупо посмотрел вверх и снова упал в обморок.
- Мне понравилось, - сказал Ырыа рассудительно, - но мне кажется, лучше засовывать не в жопу лося, а
в пизду лисы.
- При чем здесь лиса! - не выдержал Энгдекит. - Она вообще - хитрая якутско-русская тварь. В
Эвенкии никаких лис никогда и не было; были осы и козы, а лось - это целый мир!
- Вы это серьезно?.. - тревожно спросил Головко.
- Конечно, серьезно. Лисы были завезены из внутренней Монголии во времена моголов.
- Я не об этом! Я не об этом! Вы что, хотите нас завернуть?!
- А, испугались!.. - торжествующе воскликнул Часатца. - Ну, будете говорить?
- Нет! - гордо сказал Головко.
- А ты, слюнтяй?
Жукаускас стоял рядом с Абрамом и выглядел так, как будто ему только что отрезали половой орган. Губы
его были сухи, щеки были белы и лоб был мокр. Он открыл рот, но Часатца отвернулся от него.
- Жсргауль! - сказал он по-деловому. - Давай-ка, начни с этого пугливого агента. А ты, Энгдекит, убери
этих. Но без меня не казнить!
- Слушаюсь! - отчеканил Энгдекит и свистнул. Тут же появились два эвенка в черном, они взяли за руки
за ноги Идама и унесли его. Ырыа, улыбаясь, последовал за ними. Энгдекит выставил автомат перед собой и
ушел, замыкая все это шествие, нарочито маршируя.
- Вот так, - удовлетворенно промолвил Часатца. - Ну?
Жергауль посмотрел вверх, крякнул, выставил перед собой свои бычьи руки, отбросил палку, потряс
кулаками, неспеша подошел к Головко, и вдруг со страшной силой ударил его ногой в пах.
- Уй! - только и смог вымолвить Абрам и тут же рухнул на траву, забившись в конвульсиях своей муки.
Жукаускас зашатался, оставшись без опоры. Жергауль внимательно посмотрел на корчащегося Головко и
резко опустил свой большой локоть на его дергающуюся шею. Головко как-то хрюкнул и мгновенно
откинул голову назад, словно его поразил электрошок. Жергауль усмехнулся и отошел. Через четыре
минуты Абрам затих и поднял голову. Его лицо было испуганным и бледным.
- Будешь говорить? - спросил Часатца. - Кто вы, откуда вы, куда вы едете?
- На... на... на... свадьбу, - выдавил из себя Головко, жалобно взглянув на Софрона.
- Понятно, Жергауль, давай-ка, сделаем ему притырки.
- У-гу-гу,- ответил называемый Жергаулем и быстро ушел в стоящий справа красный чум.
Он тут же вернулся, неся с собой две тонкие металлические трубки с утолщениями и ручками на конце.
- Ты залил? - спросил Часатца.
- У-гу-гу, - радостно ответил Жергауль.
- Так. Замечательно. Будем тебя, человечек, притыривать. Это наше новое эвенкское изобретение. Это
просто. Притырка похожа на насос. Туда, в толстый конец, залита едкая злая кислота. Трубка притыривается
тонким концом в какое-нибудь нежное место пытаемого, и потом - ух! - резкое нажатие на ручку, струя
кислоты устремляется вперед и внедряется в тело. Больно; своего рода иглотерапия наоборот. Можно
начинать с мясистой ягодицы, животика, а если враг упорствует, то в дело идет какой-нибудь глаз, яйцо. Ну,
будешь говорить?
Головко со страхом посмотрел на трубки, проглотил свою слюну и сказал:
- Я... Правду говорю. Мы... на свадьбу едем. Нас... В Алдане ждут. Он... не врет.
- Тырь его! - приказал Часатца.
Жергауль быстро склонился над Абрамом и резким движением сильных рук сорвал с него штаны с трусами,
обнажив длинный толстый член и поджарую спортивную попку. Он положил Головко ни живот и поставил
на поясницу свою массивную ногу, прижав его к траве. Затем поднес к ягодицам две трубки и упер их в
кожу задницы, держа за ручку. После этого он вопросительно посмотрел на Часатца и подмигнул
побелевшему от ужаса и тоски Жукаускасу.
- Ух! - крикнул Часатца.
- Уй! - тут же взвизгнул Головко, дернувшись, как только мерзкая жидкость ужалила его плоть.
- Будешь говорить?
- Я... правду...
- Ух!
- Уй!
- Будешь говорить?
- Честно...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.