Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

на... (пустовало) процентов!> На четырнадцатом кабинете висела табличка: <Волков
Олег Васильевич. Замзавснаб>.
Софрон Исаевич медленно, шаркая ногами, прошелся по коридору, потом повернулся и
ушел обратно на лестницу. Какие-то люди встречались ему на пути, но они как
будто бы не замечали его и быстро проходили мимо.
Жукаускас вышел из серого дома и пошел в поселок Нижнеянск. Он поднялся на
деревянный тротуар теплотрассы и стал идти по нему, смотря по сторонам. Слева
возвышался серо-синий дом странной формы, на котором была большая надпись:
<Бассейн Умка>. Справа на стене неказистого деревянного домика изображалось
северное сияние. В каждом окне виднелось обилие разнообразнейших комнатных
растений. Над уродливой, запертой на висячий замок дверью желтого
оштукатуренного домика красовалась яркая вывеска: <Диско-бар>. Софрон шел
вперед.
Неожиданно он остановился, зажимая нос. Омерзительный гнусный запах поразил его;
он стал недоуменно вертеть головой, рассматривая все окружающее, потом
расхохотался и развел руками.
Под ним, в водяных канавах вместе с объедками, строительным мусором, бумажками и
тряпками, плавало большое количество говна. Застойная вода этих канав, поросшая
осокой, была вся пропитана экскрементами, и имела характерный ржаво-коричневый
цвет, распространяя повсюду невыносимую вонь. Размалеванные женщины в ярких
нарядах, ходящие взад-вперед по теплотрассам, казалось, совершенно не замечали
этой вони и спокойно шли по своим делам стуча тонкими каблучками и дыша полной
грудью. Софрон смотрел на них, откровенно изумляясь несоответствию кричащих
цветов их макияжа с говняной канализационной водой под ними. Он попытался
вдыхать воздух через край своей рубашки, чтобы не чувствовать в полной мере
дерьмовый аромат, и какая-то женщина осуждающе оглядела его, а потом тряхнула
головой и пошла дальше.
- Все в говне, и я во всем, - сказал Софрон.
Он вошел в столовую, располагающуюся через три-четыре дома после <диско-бара>. У
конвейера выдачи стояло четверо рабочих в брезентовых одеждах. Софрон встал за
ними, взяв плохо вымытый, слегка жирный темно-коричневый поднос. Очередь
подвигалась; Софрон взял салат из моркови, какой-то старой и почти почерневшей,
зразы с вермишелью и чай. Заплатив в кассу небольшое количество рублей и копеек,
он схватил свой поднос двумя руками, вышел, осмотрелся и сел за свободный
голубой стол.
Морковь оказалась с сахаром и с небольшим количеством жидкой противной сметаны,
которая слегка пахла блевотиной. Жукаускас съел се и приступил к зразам. Зразы
были невразумительной формы и цвета и не имели никакого запаха; их окружала
холодная слипшаяся вермишель без подливы. Жукаускас съел одну зразу и половину
вермишели, потом быстро выпил чуть теплый сладкий чай, положил тарелки на поднос
и отнес все это в окно кухни.
- Спасибо! - сказал он худой пожилой женщине в белом халате, виднеющейся за этим
окном.
- На здоровье! - ответила она.
Софрон удовлетворенно погладил живот правой рукой, рыгнул и вышел из столовой.
Прямо напротив возвышался скособоченный бревенчатый коровник, откуда пахло
навозом и сеном, и перед ним со скучающим видом стояла пегая корова, и ее
ленивая морда была вся облеплена копошащимися в ее меху маленькими мошками.
Корова иногда делала вращательное движение головой, стряхивая мошек, но они тут
же садились обратно. Софрон осторожно обошел корову сзади, обратив внимание на
ее лениво покачивающийся хвост, и завернул за коровник по теплотрассе. Он
оказался у магазина <Вино>, рядом с которым стоял молодцеватый человек с руками
в мазуте и пил пиво из бутылки. Софрон открыл тугую зеленую дверь на пружине и
вошел внутрь.
У прилавка находилось трое мужчин, один из них купил две бутылки <Золотой осени>
и отошел. Софрон посмотрел на витрину и увидел три вида водок, два коньяка,
несколько сухих вин и несколько крепленых. И пиво, и <Беломор>. Он встал;
подошла его очередь.
- Слушаю, - гнусаво, не смотря на Жукаускаса сказала полная продавщица с густо
насиненными веками.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.