Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Все смолкло; рыжий радист закурил длинную папиросу.
- Я - Август Петров! - сказал в громкоговорителе злой бас. - Кому я нужен?!
- <Заелдыз>! - взволнованно пискнул Жукаускас.
- Надя?.. - радостно спросил бас.
Софрон что-то пробормотал про себя, потом ответил:
- Нет, не Надя. Инспектор ЛДРПЯ Софрон Жукаускас.
Бас захохотал.
- Вы чего, в самом деле существуете? А где же Надя? Бабенка - чудо!
Софрон издал злобный рык.
- Я - инспектор ЛДРПЯ, вы - агент, я приехал восстанавливать связь! Вы что - не
с нами?!
Бас опять заразительно захохотал, затем проговорил:
- Ну вы вообще даете! Я думал, вас нет, Надя просто так что-то придумала -
любовная игра, она вообще такая прикольная, а в ротик как берет... а в
попочку... а сбоку... обовьет собой, жаром пышет, поцелуи, прелесть... Да как
стонет, орет прямо, кошечка моя!.. Бывало, кончишь ей...
- Да замолчите вы! - проорал взбешенный Софрон, стукнув по какому-то прибору. -
Блядь!
Бас изумленно осекся, потом осторожно проговорил:
- Ты чего это, может, в рожу хочешь? А... Понимаю, понимаю. Ты же ейный муж,
точно, Жукаускас, это ее фамилия... Вот, блин, бывает же! Ну, ты извини меня,
братан, я не знал, видишь, как глупо получилось... Серьезно, не думал, не хотел
обидеть, по-дурацки все...
- Ладно, - замогильным тоном сказал Жукаускас. - Это все игры, в конце концов. А
я хочу и должен. Где находится последний агент, или вы вообще его не
завербовали?
- Как же, - уверенно ответил бас. - Да, ну дела... Да я ради Нади на все готов,
блин! Ой, извините... Я завербовал одного чудика. Но он, по-моему, абсолютный
псих. По-настоящему. Просто дебил. Да я ж не знал, что это в самом деле! Это
ведь игра была такая, как с Надей встретишься... Извините. Но он просто тронутый
окончательно, он...
- Где находится последний агент?! - яростно спросил Жукаускас, сжав кулаки. -
Где?!
Август Петров закашлялся и послушно сказал:
- Да он недалеко. На Яне. В Нижнеянске. Зовут Николай Уренгой. Улица
Первомайская, дом два, квартира шесть. Телефон - четыре, четыре, четыре. Одни
четверки. Но он - трехнутый, шизанутый!
- Как? - возмутился Софрон. - Вы наняли агента-дурачка!?! Значит, вся связь с
Америкой и Канадой...
- Да было там что-то, узнаешь! - оборвал его бас. - Вообще, если это все не
полное вранье и бред, то я - наш враг. Вы, гады, собирались всю эту Якутию
дурацкую преобразовать, чтобы она расцвела, а на фига она вообще нужна?! А мы,
значит, получаемся по-вашему <лимитчики>, <минетчики>?! И надо нас выпереть? Не
пройдет; не отдадим океан! Мы здесь стоим, и нас никто с места не сдвинет. И
наоборот напустим на вас все льды. Пусть вас еще больше заморозит, не хрена
устраивать такие бучи! Пусть у нас будет теплое русское море, а у вас - стылая
якутская мерзлота, флот - наш, порт - наш, и полюс - наш! И алмазы мы у вас
заберем, и вообще у вас ничего не будет. Все будет так, как было, а было все
нормально. Здесь была пурга, и будет пурга, и никаких.
- О чем это вы? - бесстрастно спросил Жукаускас. - Я ничего не понимаю. И чего
это вы все хотите? Все ведь совершенно.
- Не ври, парень, бля! - злобно завопил в громкоговорителе бас. - Мне Надя
рассказывала, но я думал, это - бред. Я и сейчас так думаю, но мало ли что... И
вообще, маразм и разброд. И Советской Депии нет, и Якутии нет, и тундра уже
испорчена и пропала, и почвы нет, и алмазов нет, и бананов нет.
- А что же есть? - насмешливо спросил Софрон.
- Есть флот и Ледовитый океан - наша родина, и мы будем биться за нее и никого
не пустим. Пусть нас спасут наши льды - единственная истина, которая еще
существует!! - проорал бас.
- Вот козлы... - тихо заметил капитан Илья.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.