Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

хуже; я так и плаваю; что-то меняется; все то же самое; я разочарован; займитесь
чем-нибудь приятным; над вами издеваются; вся ваша история просто глупа; это
маразм.
- Да нет же! Я счастлив! Для меня это и есть все! Якутия - моя любимая! Путь -
моя радость! Задача должна быть выполнена! Страна должна возникнуть, как весь
мир! Я осуществлю свою цель! Я найду то, что мне поручили! Мы сделаем, во что бы
то ни стало, несмотря ни на что, вопреки всему! Вы - настоящий друг и капитан!
Скоро я увижу море!
Илья погладил щеку Софрона, растроганно чмокнул губами и сказал:
- Жаль мне вас. Опять здесь, опять неизвестно зачем. Давайте поговорим о любви?
Жукаускас всхлипнул, высвободился из капитанских объятий и отхлебнул <Анапы>.
- Нету любви, обман все, ложь.
- Да как же это?.. - поразился Илья, пододвигаясь к Жукаускасу.
- Так. Я верил, мечтал, любил, а оказалось, все - чушь, ерунда, дребедень. Но у
меня осталось мое дело; у меня осталось все!! Этого не отнять; славу и
приключения не присвоить!
- Вам в Быков мыс, в Тикси? - хмуро спросил Илья.
- Да! Вы переименовали корабль, как я вам указал?
- А как же, - усмехнулся капитан. - Он теперь называется <Коми>.
- Как это?..
- Сами разбирайтесь со своим начальством! Мне они не указка, а вы - тем более.
Завтра их вообще не будет; я делаю то, что хочу. Мне плевать. Скажи спасибо, что
я тебя вообще везу, понял?!
- Ладно, капитанчик... - злобно пробормотал Жукаускас.
- Чего ты там вякаешь?!! - взвился капитан, вставая в угрожающую позу. - Сейчас
за борт полетишь!
- Да я ничего... - испуганно проговорил Софрон, задрожав. - Я так...
- Смотри! - рявкнул капитан и улыбнулся.
Софрон миролюбиво сложил руки перед грудью, капитан ударил его ладонью по животу
и ушел.
Они плыли дальше в безграничном царстве священной воды, величественной, словно
космос.
Ни звери, ни ангелы не встречались на их северной дороге, обращенной к высшей
точке Земли.
Софрон помнил, как он сел на этот корабль, сказав: <заелдыз>, и он пил чай в
столовой корабля, наслаждаясь его сладостью, словно приобщению к вершинам веры.
Чайки летали повсюду, как белые призраки конца одного из миров.
Пахло морем, будто свободой, и там, где было море, был, наверное, выход из чего
угодно, и существовал небесный край.
Софрон представлял рокот моря, сияющего радужными льдинами в холоде восторга и
смеха, и его руки сверкали изумрудным свечением надежды и царства выси, а его
голова разноцветно переливалась, словно калейдоскоп, или прекрасный предсмертный
сон о главных тайнах. Травы, воспоминания, чувства и устремления сплелись в его
душе в один-единственный белый клубок истин и откровений, и он был готов
завершить то, что было начато, и продолжить то, чего еще не было. Дорога вела
его вперед - в сторону великого полюса, связующего страны, народы и моря - и над
полюсом разверзались миражи битв и славных поражений, и какие-то божественные
женские фигуры вставали над ледяной пучиной, словно силуэты торжеств.
Однажды корабль вышел в абсолютную водную бескрайнюю гладь, некий речной
раструб, захвативший берега и небо, и Илья приблизился к Софрону, стоящему около
своей каюты и серьезно посмотрел в его глаза.
- Что? - спросил Софрон. - Где Тикси? Где Быков мыс?
- Вот он, - сказал Илья, никуда не показав.
- Где <Лысьва>, катер? Мне нужен человек, агент...
- Все не так просто, дружок - усмехнулся Илья. - Видишь, корабль стоит, мы
отъездились, все из-за вас, из-за политических дурачков...
- Вы же с нами! - гордо заявил Жукаускас, глотнув последний глоток <Анапы>. - Вы
же наш!
- Да мне уже все равно... - печально вздохнул Илья. - Давненько я на берегу не
был. Тут забастовка, бунт, они никого не пускают в город и в море тоже. Точнее,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.