Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Заелдыз третий
Путь начинается, когда существо, готовое к озарению, творит свой первый мир и
вступает в реку, впадающую в море, которое есть суть земли и дух.
Может быть, просто существует Бог, и все море с рекой и кораблем есть Он, или
проявление Его, а, может быть, это Якутия.
Природа была случайным явлением в абсолютной стране свободы и благости; путь вел
сквозь мгновения и развлечения, притаившиеся в каждом речном атоме
осуществленной возможности великого творчества; и так происходила битва за
высшую жизнь и любовь, и так продолжалась история.
Когда дерево растет на берегу, а раковина лежит на морском дне, день сияет
теплом и тайной, словно волшебный лес, а ночь трепещет огоньками загадочных гор,
как милость.
Орел, догадывающийся об истине, не расправляет крыльев, летя ввысь; человек, не
знающий своего высшего лика, свободен от него и властен над всем.
Река Лена заключала в себе льды, травы, мхи и коряги; море Лаптевых омывало
почвы, льды, растения и корпуса кораблей.
Народ незаметен для того, кто слит с водой, как прекрасный несуществующий царь;
сила людей находится в их нелюдимости, а правды нет.
Птицы летают над Леной и садятся на ее скалы; будущее разверзается над Якутией,
словно бредовое пророчество.
Горний эфир хранит тайны настоящего корабля, плывущего среди огромной глубокой
глади; и свет сфер озаряет две белых палубы чудесной баржи, устремленной к
началу миров; и если какое-то лицо возникает над лесом, полем, травой и горой,
то это, без сомнения, священный лик.
Тот, кто существует второй раз внутри описываемого момента нынешнего мира, имеет
имя, состоящее из звуков, и его имя звучит <Жукаускас>, и оно похоже на все.
Софрон Жукаускас снова, но без Головко, плыл на этом корабле по Лене на Север!..
Он опять пил <Анапу>, опять сидел в каюте, опять смотрел вдаль, опять видел
сны!.. Все происходило почти точно так же, только не было Абрама и того счастья,
что тогда, и Софрон плакал украдкой, и думал, что вид моря утешит его!.. Как
было грустно ходить здесь по палубе, узнавать те самые запахи и переходы и
вспоминать Кюсюр, блистатеZwльный Мирный, мерзкий Чульман, Нерюнгри, ужасную
дорогу перед Алданом, да и Алдан!.. Неужели, все это было зря, просто так, не к
чему?.. Неужели, это ничего не значило?..
Жукаускас плыл посреди Якутии на корабле, и стоял сейчас на носу этого корабля,
смотря вперед - в прекрасную величественную дымку чарующих вод - и попивая вино
<Анапа>. К нему подошел капитан Илья, одетый в красно-зеленую куртку, но Софрон
продолжал мечтательно смотреть вдаль, не слыша ничего. Корабль проплыл уже
Жиганск и Кюсюр, и теперь, по обеим сторонам огромной речной шири, простиралась
победная тундра, в которой совершенно не было чахлых дурацких лиственниц и
баобабов, надоевших своей гадостной неопрятностью и какой-то недоделанностью, и
она напоминала знойные бугры жарких берегов, или холмы других планет. Илья
хлопнул Софрона по пояснице и обнял его за плечо.
- Вы все плывете?
- Да! Плыву!
- Партия?
- Партия.
- Победа?
- Цель.
- ЛРДПЯ?
- Заелдыз!
- Якутия?
- Якутия.
- Смысл?
- Я.
- Существование?
- Просто так.
- Вам не надоело все это? Это же бессмысленно; никому не нужно; вы уже плыли; вы
были вдвоем; того уже нет; Якутии нет; Коми есть; вы ничего не добились; стало

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.