Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

какие-то протестующие его трепыхания и гневные возгласы, прерываемые зажимающей
его рот сильной рукой, но скоро, после отчаянного взвизга, все смолкло. Дробаха
строго посмотрел в зал, слегка улыбнулся и воскликнул:
- Спасибо! Я думаю, тут уже всем ясно, говорено уже неоднократно, голосовать не
стоит, да и вообще. Благодарю всех вас, родные мои приятели, пожелайте Софрону
Исаевичу ни пуха, мы пошли!
Опять произошел взрыв всеобщего экстаза; старик Марга зарыдал, хлопая в ладоши,
какие-то женщины попытались запеть добрую песню, а некий юноша, издав высокий
вскрик, упал в обморок. Дробаха взял Софрона за руку, помахав другой рукой
членам своей партии, и они скрылись за массивной дубовой дверью.
Дробаха деловито подошел к столу, стоящему в центре комнаты, и решительно сел за
него. Жукаускас встал напротив.
- Извините меня... - промямлил он, слегка наклонившись вперед. - Вчера...
Сегодня... Я... Если б не вы...
- Будет, хуйня!.. - дружелюбно, по-свойски отозвался Дробаха, рассмеявшись. -
Ладно, перейдем к серьезным вещам. Вам Надя назвала агента?
- Нет еще, мы... не успели...
- Ладно, она мне назвала, мы же думали - вы мертвы!
Дробаха лукаво подмигнул Софрону и четко проговорил:
- Вы отправляетесь завтра утром в девять на теплоходе <Пятнадцатый Сибирский> из
Жатая, капитан Илья, пароль <заелдыз>. Да я думаю, вы это уже и так знаете.
Кстати, передайте Илье, что я переименовываю его корабль в <Абрам Головко>.
Понятно? Так что, на <Абраме Головко> поплывете!..
- Спасибо, - благодарно прошептал Софрон.
- Вот так-то. Доплывете до Тикси, точнее, до Быкова мыса, короче, где-то там
есть катер <Лысьва>, курсирует там... Агента зовут Август Петров, он работает на
этом катере, я уж не помню кем. Ну, вы найдете. Пароль: <заелдыз>. И у него
спросите о последнем агенте. А потом уж находите его... и действуйте по нашим
прежним инструкциям. Ясненько?
- Да! - крикнул Жукаускас.
- Ну и все.
- Все? - растроганно переспросил Софрон.
- Все.
- А, может, у него какой-то адрес есть, у этого агента, вдруг я не найду?
- Да ну, - отмахнулся Дробаха, - он вообще минчанин, нс знаю я, найдете, очень
ведь просто: <Лысьва>, Август Петров. Ясненько?
- Ясненько, - ответил Софрон.
- Так что же?... Идите, вперед!
- Ну... Скажите мне напутствие, раскройте секрет, дайте мне силу, произнесите
последнее слово!.. - трепетно воскликнул Жукаускас, вставая на одно колено. -
Дайте мне знак, образумьте...
- Вы получите все, что нужно у моего секретаря, - хмуро сказал Дробаха и
отвернулся.
Большая слеза протекла по щеке Жукаускаса, словно знак проникновенной горечи,
укора и надежды; он медленно поднялся, поправляя пиджак и печально улыбаясь, как
разочаровавшийся в истине мудрец, повернулся и ушел из комнаты, бросив последний
странно-восторженный взгляд, похожий на молчаливое признание в любви, или на
внезапное уверование в Бога. Он прошел через зал, в котором сидели члены ЛДРПЯ,
занимающиеся своим делом, вышел на улицу, где рос тальник и было небо.
распростертое над Якутией, и остановился, потря-сенно посмотрев на лежащий рядом
с ним камешек в грязи. Он восхищенно поднял руки вверх. Мир опять был перед ним,
готовый на все, словно проститутка, которой только что хорошо заплатили, или
верный друг. Приключения снова продолжались и начинались. И Софрон глупо
усмехнулся, представив свое величие и ощутив свою храбрость, и пошел вперед по
дороге, уверенно ступая по ней, будто хозяин этой страны; и огонь славы ждал его
вдали, освещая его душу, как свидетельство> о чуде, и безмерная прелесть мира
преобразила реальность в этот миг, как сотворение света, и Софрон Жукаускас
существовал в нем, словно ангел, или прекрасный святой.



1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.