Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Вот и хорошо, вот и хорошо, - деловым тоном сказал Дробаха. - Выходите на
трибуну и рассказывайте. А уж отчет дайте мне - секретно, все-таки...
Началось подобострастное хихиканье.
- Да, - ответил Софрон и пошел к сцене.
Он шел и цепенел от волнения; на него были направлены взоры всех; старик Марга
довольно кивал головой, а какая-то женщина, подстриженная под мальчика,
пристально глядела на Жукаускаса, словно желая пригласить его на танец, или
сказать ему комплимент. На лбу Софрона выступил пот, но он молодцевато взобрался
на сцену, отдал свою папку улыбающемуся Дробахе и зашел за трибуну, войдя затем
внутрь нее.
- Итак, послушаем!.. - объявил Дробаха, отступая назад. - А я уж посижу здесь на
стульчике... Я тоже еще ничего не знаю; интересно!
Дробаха уселся рядом с трибуной и вытянул ноги, обнажив белоснежные носки.
- Ну вот... - запинаясь, сказал Софрон, кладя свои руки на трибуну, как будто,
чтобы не упасть.
Зал молчал, стояла напряженная тишина.
- Вот... - повторил Софрон, достал грязный носовой платок и вытер лоб. Потом он
шумно вздохнул, засунул платок обратно, слегка щелкнул пальцами и начал свой
рассказ:
- Вот, значит, мы поехали, значит, с Абрамом покойным, беднягой, на корабле
<Восемнадцатый краснодарский> из Покровска, капитана звали Егор, он был большим
любителем женщин - наш человек, преданный партии - помню, много беседовали о
любви, о дружбе, первый агент был в городе Чернышевский, мы там вышли, увидели
много-много чумов разукрашенных и двух людей. Они говорили всякие странные вещи,
все время повторяли: <Шули-мули> и хлопали в ладоши. Мы спросили: <Где Ноябрь?>
- так звали первого агента, а они нам ответили, что его нет, он собирает
какие-то идиотские цветы в тундре и будет завтра, мы и заснули. На следующее
утро у них был праздник, все походило на какой-то дикарский культ, они взяли эти
цветы, которые, кажется, называются <цэ> и положили их в костер, а цветы-то были
ядовитые; я пять часов блевал, умирал, а Абрам вообще чуть нс свихнулся, и
потерял сознание. Вот какие гады - жители этого города Чернышевского! Я каким-то
образом пришел в себя, встретил Ноября, сказал ему: <кишки> - это пароль - он
обрадовался, и мы пошли приводить в чувство Абрама. Еле-еле его распихали, он
вообще ничего не соображал, пошли на поле, там прилетел вертолет. Оказывается.
Иоябрь"лродавал это <цэ> в Намцы, и следующий агент тоже находился в Намцах, и
вообще этот Ноябрь, оказался почти предателем, но все-таки выполняет свою
задачу. Где последний агент, он, естественно, нс знал. Прилетел вертолет, нас
туда усадили, мы полетели, поскольку Ноябрь договорился с пилотом. Там Головко
бредил, и рассказал мне целую речь про то, что на самом деле он не за Якутию, а
за Уганду, и он мечтает присоединить Якутию к Великой Уганде, которая завоюет
весь мир. Я это воспринял несерьезно, так и подумал, что это бред, и мы
прилетели. А там! Что-то несусветное. Огромные небоскребы, настоящие большие
пальмы, бананы, хот-доги, коктейли, автострады, и даже, кажется, киви! Мы
обалдели, Абрам тут же пришел в себя, мы пошли в ресторан. Кайф! Все было чисто,
прекрасно, деньги там другие - рублешиньки - нам их дал Ноябрь, и мы оттянулись,
просто ништяк, извините, ели диплодоков с текилой. Потом позвонили второму
агенту- его звали Иван Себастьян Бог - и он примчался на своей машине. Мы
встретились, я сказал: <кишки>, и все нормально. Кайф! Потом мы у него еще
поддали, в его личном бассейне купались, потом, на следующий день, ходили на
соревнование бабушек без-рук-без-ног (они играли в <балду>), и опять в бар!
Просто в шмат, извините! Там такое выражение. Пили, ели; мы спрашивали, откуда
здесь такая жизнь, Иван Себастьян говорил, что они продали все свои изумруды
(падлы), дали всем взятки и это построили. Так что все считают, что есть один
город Намцы, а на самом деле их два, и в этот второй никого не пускают. Ну, а уж
нам повезло! Абрам опять нажрался, мы его тащили, там какие-то бабы, сели в
самолет и полетели в Депутатский к третьему агенту. На самом деле, он живет не в
Депутатском, а в Куларе, но туда ничего не летает, потому что там комитет
<Сэргэ> взял власть и воюет за Якутию исключительно для одних юкагиров. Тем не
менее, нам обязательно надо было туда. Мы прилетели в Депутатский, там живут
чукчи, они выгнали всех русских, которые теперь рыщут по тайге, и там мы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.