Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Послушай! - вдруг выпалил Софрон. - Но ты же трахалась с Ефимом Ылдя, третьим
агентом из Алдана, ведь я его убил прикладом, ведь я...
- Ылдя? - презрительно переспросила Надя, косо посмотрев на Софрона.
-Да!
- Ылдя? - еще раз переспросила Надя, как бы пытаясь что-то вспомнить.
- Да!
- Ах, Ылдя... Такой юркий... мудачок... Так щурится... Смешной такой... И ты
что, мог поверить, что... я... с ним?!
- Так он же сказал мне! - отчаянно воскликнул Софрон. - Перед смертью!
Надя надменно хмыкнула и четко произнесла:
- Ложь!
- Ложь?.. - с надеждой сказал Жукаускас.
- Ну конечно, ложь!.. Да, он приставал ко мне, но я над ним посмеялась и послала
его... Ты что, думаешь, я могу спать с каким-то... Ылдя?... Он, наверное,
разозлился и тебе наговорил... Но это бред же какой-то: я и... Ылдя!
Жукаускас преданно поглядел Наде в глаза и тихо спросил:
- Это правда?
- Ну конечно!
- И ты действительно?..
- Ну да! Как ты мог подумать, что этот Ылдя...
- А я убил его!
- Ты же у меня настоящий мужчина! - улыбнувшись, сказала Надя. - Ты, наверное, и
на войне был, и полком командовал, и по воздуху летал!
- Да, да... - радостным тоном прошептал Софрон, потом вдруг встал со своего
стула, упал на колени, дополз до Нади, обнял ее ноги и заскулил:
- Ну, прости меня, пожалуйста, ну, прости... Я не поверил тебе, я усомнился, я
думал, что ты... Я так тебя оскорбил, наговорил... А ты, оказывается, страдала,
переживала, и Дроба-ха... Павел Самсонович... Он теперь никогда не простит меня?

- Я его попрошу, - сказала Надя, гладя Софрона по голове. - Все будет хорошо. Ты
напишешь отчет, расскажешь все, и он забудет.
- Правда? - рыдая, произнес Жукаускас. - А ты... простишь меня?
- Прощу, любимый мой. Ведь ты так намучился, похудел...
- Я не ел с позавчерашнего дня! - гордо заявил Жукаускас.
- Да, да...
- А можно, мы будем сегодня с тобой... Заниматься. Можно ведь? Я так хочу...
- Глупенький ты мой, - сказала Надя. - Мне сегодня нельзя. Тебе надо писать
отчет. Ведь это очень важный отчет! А еду я тебе приготовлю. Хочешь яичницу?
- Хочу! - весело воскликнул Софрон, вставая. - Я пойду мыться и чистить зубы, а
ты приготовишь мне ужин. И мы будем сидеть, смотреть в окно, разговаривать и
мечтать. И чудо осуществится прямо здесь, и ты будешь прекрасна и загадочна,
словно волшебный образ высшей красавицы,а я буду рядом с тобой. И это будет так,
и все будет здесь. Ты согласна?!
- Да! - ответила Надя.
- Как я счастлив! - сказал Софрон и вошел в душ.



Заелдыз второй
И наступил сбор. Огромный розовый зал был переполнен серьезными сидящими людьми
в костюмах, которые шебурша-лись и негромко разговаривали друг с другом. На
сцене стояла массивная трибуна из инкрустированного дерева, похожего на
карельскую березу, а на задник сцены был приколот большой розовый флаг с
мамонтом в центре, нанизывающим на бивни желтое солнце. Слега висел транспарант
с надписью яркими голубыми буквами: <ЛДРПЯ ССУХ>. За окнами было пасмурно и
пустынно; несколько людей на площади образовали небольшую очередь у серого
одноэтажного домика. Софрон Исаевич Жукаускас, одетый в розовый костюм, сидел на
откидном кресле с красивой девушкой, которая пусто глядела на полную пожилую
женщину справа, и постукивал по подлокотнику указательным пальцем. На сцену
вышел высокий молодой человек в бархатном пиджаке и кроссовках, все захлопали.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.