Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Послушай! - вдруг выпалил Софрон. - Но ты же трахалась с Ефимом Ылдя, третьим
агентом из Алдана, ведь я его убил прикладом, ведь я...
- Ылдя? - презрительно переспросила Надя, косо посмотрев на Софрона.
-Да!
- Ылдя? - еще раз переспросила Надя, как бы пытаясь что-то вспомнить.
- Да!
- Ах, Ылдя... Такой юркий... мудачок... Так щурится... Смешной такой... И ты
что, мог поверить, что... я... с ним?!
- Так он же сказал мне! - отчаянно воскликнул Софрон. - Перед смертью!
Надя надменно хмыкнула и четко произнесла:
- Ложь!
- Ложь?.. - с надеждой сказал Жукаускас.
- Ну конечно, ложь!.. Да, он приставал ко мне, но я над ним посмеялась и послала
его... Ты что, думаешь, я могу спать с каким-то... Ылдя?... Он, наверное,
разозлился и тебе наговорил... Но это бред же какой-то: я и... Ылдя!
Жукаускас преданно поглядел Наде в глаза и тихо спросил:
- Это правда?
- Ну конечно!
- И ты действительно?..
- Ну да! Как ты мог подумать, что этот Ылдя...
- А я убил его!
- Ты же у меня настоящий мужчина! - улыбнувшись, сказала Надя. - Ты, наверное, и
на войне был, и полком командовал, и по воздуху летал!
- Да, да... - радостным тоном прошептал Софрон, потом вдруг встал со своего
стула, упал на колени, дополз до Нади, обнял ее ноги и заскулил:
- Ну, прости меня, пожалуйста, ну, прости... Я не поверил тебе, я усомнился, я
думал, что ты... Я так тебя оскорбил, наговорил... А ты, оказывается, страдала,
переживала, и Дроба-ха... Павел Самсонович... Он теперь никогда не простит меня?

- Я его попрошу, - сказала Надя, гладя Софрона по голове. - Все будет хорошо. Ты
напишешь отчет, расскажешь все, и он забудет.
- Правда? - рыдая, произнес Жукаускас. - А ты... простишь меня?
- Прощу, любимый мой. Ведь ты так намучился, похудел...
- Я не ел с позавчерашнего дня! - гордо заявил Жукаускас.
- Да, да...
- А можно, мы будем сегодня с тобой... Заниматься. Можно ведь? Я так хочу...
- Глупенький ты мой, - сказала Надя. - Мне сегодня нельзя. Тебе надо писать
отчет. Ведь это очень важный отчет! А еду я тебе приготовлю. Хочешь яичницу?
- Хочу! - весело воскликнул Софрон, вставая. - Я пойду мыться и чистить зубы, а
ты приготовишь мне ужин. И мы будем сидеть, смотреть в окно, разговаривать и
мечтать. И чудо осуществится прямо здесь, и ты будешь прекрасна и загадочна,
словно волшебный образ высшей красавицы,а я буду рядом с тобой. И это будет так,
и все будет здесь. Ты согласна?!
- Да! - ответила Надя.
- Как я счастлив! - сказал Софрон и вошел в душ.



Заелдыз второй
И наступил сбор. Огромный розовый зал был переполнен серьезными сидящими людьми
в костюмах, которые шебурша-лись и негромко разговаривали друг с другом. На
сцене стояла массивная трибуна из инкрустированного дерева, похожего на
карельскую березу, а на задник сцены был приколот большой розовый флаг с
мамонтом в центре, нанизывающим на бивни желтое солнце. Слега висел транспарант
с надписью яркими голубыми буквами: <ЛДРПЯ ССУХ>. За окнами было пасмурно и
пустынно; несколько людей на площади образовали небольшую очередь у серого
одноэтажного домика. Софрон Исаевич Жукаускас, одетый в розовый костюм, сидел на
откидном кресле с красивой девушкой, которая пусто глядела на полную пожилую
женщину справа, и постукивал по подлокотнику указательным пальцем. На сцену
вышел высокий молодой человек в бархатном пиджаке и кроссовках, все захлопали.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.