Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Якутия сверху выглядела прекрасной, словно сказочный сон о волшебной стране, и
казалось, что в ней таятся любые ответы и таинственные растения, и ореол любви
сверкает над ней, как нимб. Все было в Якутии, все было для Якутии, Бог был в
Якутии, и Бог был Якутией. Время замерло, не выдерживая ее величия, смерть стала
невозможной, и шаг был сделан. Если страна оказывается внизу и ее земля объемлет
собою весь ее мир, то ее цель торжествует и ее звезда возгорается, словно ее
свеча, а ее будущее осеняет ее прошлое, будто корона, и ее история становится
главной дорогой всей эры. Если народ не виден с высоты полета, и тайга заполняет
бескрайний блистательный простор, значит, задача будет все-таки выполнена, и
что-то окажется не случайным, и слова были произнесены не просто так. Если два
раза говорится одно и то же, можно прислушаться к этим речам и сделать
что-нибудь,или ничего. Имеющий руки держит парашютные стропы. И Якутия
приближалась к Софрону, словно вожделенная отчизна, и прямо перед ним было
прямое, рассекающее тайгу, шоссе.
Он летел, дрожа от холода и страха, опасаясь упасть на лиственницу и проткнуть
себе тело ее острой веткой и закрыл глаза, чтобы не смотреть вниз. Потом он
открыл глаза, инстинктивно начав дергать за стропы, чтобы как-то управлять своим
полетом и не попасть на лиственницу, а попасть на шоссе. По шоссе никто не ехал,
и по обеим его сторонам начинались бесконечные надоевшие таежные заросли. Софрон
задрыгал ногами, пытаясь лететь точно над шоссе, и тяжело задышал, почувствовав
вдруг неожиданный ветер, который начал сносить его влево.
- Да чтоб ты!.. - выкрикнул Софрон, и тут же этот ветер смолк.
Он сделал еще несколько движений, елозя и чуть ли не кувыркаясь в своем
парашюте; шоссе приближалось, и тайга приближалась. Софрон поджал ноги,
съежился, сжался в какой-то клубок, как-то крякнул, осознав конец полета, и
вдруг неожиданно замечательно приземлился на обочину шоссе.
Тут же его куда-то понесло; захлопал парашют; он упал, его потащило вперед,
словно он был привязан к дикой лошади и таким образом его казнили; он ободрал
себе руку и щеку, хватаясь за травинки и цветки, чтобы остановиться, и потом,
как-то изогнувшись и что-то отстегнув, он выскочил из этого парашюта и
одновременно из своей куртки, и резво пробежал по инерции четыре шага вперед.
Парашют улетел прочь, зацепился за дерево и опал, словно обмякшее умерщвленное
тело,или сдувшаяся резиновая игрушка. Жукаускас добежал до него, схватил свою
куртку и сумку, и одел куртку.
Он вышел на пустынное шоссе, посмотрел по сторонам, вернулся на обочину и сел на
лежащий пол у разломанный красный кирпич, поджав ноги и положив руки на колени.
Величественное успокоение вдруг снизошло на него, словно благодать; время как
будто замерло и перестало течь; и когда раздался нарастающий тарахтящий звук и
запахло бензином, Софрон Жукаускас неторопливо встал, поглядел вдаль и увидел
приближающийся мотороллер.
Он поднял руку; мотороллер подъехал и остановился,
- Куда вам, что вам? - спросил длинный дружелюбный шофер в очках.
- Мне? - улыбаясь, переспросил Жукаускас. - Мне туда; я хочу в Якутск.
- Сколько? - быстро сказал шофер. - Я как раз еду в Якутск.
Софрон достал кошелек, вытащил оттуда скомканные рубли и рубляшники и протянул
шоферу.
- Возьмите, тут...
- Вот это дело! - обрадованно воскликнул шофер, сгребая рубли. - Садись, я тебя
домчу.
- Не сомневаюсь, - ответил Жукаускас, усаживаясь сзади и обхватывая руками его
талию. - Поехали!
- Поехали! - весело проговорил шофер, ставя правую ногу на педаль.
- Неужели, после всех этих приключений, ужасов и восторгов я снова буду в
Якутске?! - сказал Жукаускас, поворачивая голову направо. - Неужели я увижу эти
маленькие небоскребы, жену, партию и глупых существ?!
Шофер крутанул ручку руля, изрыгая мощный моторный рев.
- Мне нравится все! - серьезно проговорил Жукаускас, бросив взгляд на свой
парашют у дерева. - И ведь это еще не конец! И это еще не начало! Где же
возможно царство, если страна столь прекрасна?
И он торжествующе захохотал, едва только мотороллер отправился в путь, а потом

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.