Случайный афоризм
Главное в модном писателе то, что он модный, а не то, что он писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Софрона Жукаускаса нащупала некое кольцо и дернула за него, как если бы что-то
могло быть заключено в кольце.
Громкий шелест и шорох раздались немедленно; и тело было поддержано невидимыми
расправляемыми крыльями и сохранено; и оно словно упало в подставляемую люльку,
или гамак, и закачалось там, ублажаемое мягкой опорой, - так жук рождается из
личинки, взлетая ввысь, так паук спускается на выделяемой собой паутине, так
летучая рыба вновь ощущает ласковую упругую волну, возвращаясь в море после
своего прыжка. Ласковый купол образовался наверху, как нежная граница
хаотического мира, поставившая предел его необязательности и непроявленной
размазанности. Это были словно любящие руки таинственного высшего друга,
подхватившего того, кто падает, и убаюкивающие его, подвешивая на своих
волшебных нитях. Мир вокруг принял зримые формы и был спасен от гибели
прекрасной чашей, обращенной вниз. Невесомый ужас закончился, и наступило мягкое
блаженство безопасной чудесной высоты; Софрон Жукаускас наконец посмотрел вниз и
вверх, протянул перед собой руки и схватил держащие его стропы, согнул ноги в
коленях и опустил их, и опять посмотрел вниз. Под ним была Якутия.
- Неужели я существую, - сказал Софрон.
Он летел посреди неба, и сверху распростерлась огромная сверкающая полотняная
полусфера, надежная, как ангельская охрана, или эпоксидный клей; он был
прямолетящим восторженным существом посреди голубого воздушного великолепия,
принявшего его в свое возвышенное царственен блаженно улыбался, загадочно смотря
на мир, существующий, словно огромная великая страна, и он желал ступить на ее
волшебную мягкую почву и сделать свой божественный шаг.
Якутия находилась внизу, как подлинная страна, явленная в мире добра, прелести и
красоты. Любовь была ее развлечением, река была ее достижением, звезда была ее
горением, слава была ее наслаждением. Над ней царил Бог, и он падал и взлетал,
уничтожаясь и являясь. Якутия сверху выглядела, как красавица, расстегивающая
верхнюю пуговицу своего нежного одеяния, и была похожа на вершину холма, где
сидят влюбленные, или на верх храма. Ее тайны горели огоньками, сокрытыми в
пещерах и чащах, и не были различимы с высоты. Ее птицы летали в том же
невероятном небе чуда, и почти не издавали звуков, храня величественную тишину
горних смыслов. Ее хребты напоминали выброшенные на песок кишки какого-нибудь
принесенного в жертву священного животного, и туман стоял над ними, словно пар.
Ее леса были непричесанными, бескрайними и зелеными, как речные волны,
отражающие хвойные заросли лиственниц и пихт; ее озера, будто кляксы на
промокашке, или разбросанные дворником по тротуару льдины, беспорядочно сверкали
повсюду, и ее пальмы были не видны.
Если оглядеть всю бесконечность Якутии из сияющей выси над Якутией, то
сладостный ужас пронзит дух, словно святой меч. и предчувствие света заполонит
душу, как прекрасное искушение. Рай мечты воплотится в цветок любви этой земли
зари, и огонь красоты воссияет флагом небесного пламени. Яркая корона пышной
власти царя вершин сверкнет в сладостной дали таинственным манящим сокровищем,
дающим жизнь и славу; и путь в царство ослепительных глубин и истин откроется
для всех, кто летает, и станет не нужен для всех, кто идет по пути. Скипетр
счастья разрушит дверь очарования, и единственная страна сокроет в себе все, и
имя будет произнесено.
Ее книги находились в ее склепах, и в них были написаны странные слова и
нарисованы знаки могущества ее властителей, богов и душ, а ее недра хранили ее
силу и ее драгоценности, незаметные с небес, и ее корабли были лучезарны, как
улыбки детей святых. Когда великое существо снисходило с высот, вся страна
раскрывалась ему навстречу, словно радостная ежиха, желающая накормить своих
ежат, и она как будто вставала на одно колено перед тем, кто наверху, и была
прекрасна,как отдающаяся женщина, тревожно-сладостно замершая на ложе в ожидании
любовника. Якутия распахнула свои объятия, пахнущие нектаром, росой и снегом; и
она была единственной из всего возможного. Ее воды текли в ней, как ее кровь,
как ее магический сок, дающий смысл и созидающий реальность; ее морское величие,
обращенное к другой стране, стало границей добра и зла и рубежом чудесного; ее
восторженные старцы исповедовали ее нечеловеческую религию, молясь Богу и Богу;
и ее водопады мерцали во тьме живительной влагой энергии и указывали дорогу
победы.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.