Случайный афоризм
Что за наслаждение находится в хорошей библиотеке.Смотреть на книги - и то уже счастье. (Чарльз Лэм)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

предложил Эллэю жениться на одной из своих дочерей. Одна дочь была красивой,
остальные дурны. Эллэй стал смотреть, как девицы мочатся. Все дочери мочились,
будто дождем оросит, а моча одной дурнушки оставляла большое количество белой
пены. Эллэй подумал, что она будет детной. И женился на ней. Остальные удавились
с горя, а разозленный Оногой выгнал молодых. Отсюда пошли якуты. Также тут жили
тунгусы, в которых ничего особенно плохого, в общем-то, не было. А еще были
эвены. Потом пришли русские и другие народы Советской Депии. А потом
образовалась Советская Депия - эта гадость, это дерьмо, это издевательство над
людьми. Ведь все народы братья, а коммунисты считали по-другому. Ведь все люди
любят работать, а коммунисты считали по-другому! И наступила ленинщина. Якут
пошел на русского, русский на нанайца. Но сейчас все кончилось. Мы родим новую
нацию из всего. У нас есть великий план возрождения нашей страны! Север будет
над всем! Якутяне воцарятся. Советской Депии больше не будет, будет Якутия,
Америка и... остальное не важно. Мы поднимем новый флаг! Я зрю сквозь века, я
вижу счастливый свой народ на прекрасной земле, которая зовется моей Родиной, и
которая могущественна и свободна. Я вижу его расцвет и величие; и я вижу его
равным среди самых больших народов нашей планеты, и никакой враг не смеет
грозить ему. Я вижу это так, как я вижу солнце, или небо, или зеленую траву
летом, и я убежден, что будет так. Я тоже сказал.
Софрон сел на свое место и положил руки на стол. - Ну что ж, - сказала Елена
Яновна, - ваша позиция мне ясна, Софрон Исаевич. Однако работать надо. Сейчас
идите пообедайте, а после обеда уж будьте любезны дозвониться в Намцы. Отчет,
однако, нужен.
- Ну конечно! - ответил Софрон, потом жалобно прогнусавил: - Елена Яновна, можно
мне сегодня уйти пораньше, у нас сегодня сбор, у нашей партии, важное сообщение,
надо быть...
- Хорошо, я отпущу вас на полчаса пораньше, - презрительно сказала Елена Яновна
и раскрыла книгу.
- Спасибо, - прошептал Софрон.
Он встал, еще раз посмотрел в окно, взял листок бумаги, сунул его в свой карман,
подошел к двери, замер на мгновение, и тут же вышел прочь из этой маленькой
комнаты в которой сидела женщина с книгой, размышляющая о прошлом и будущем; и
устремился вперед - к новым событиям своего неповторимого бытия.



Амба четвертая
И наступил сбор. Надвигающийся закат напоминал зарю; зал был светлым и
просторным; человеческие существа издавали гул и шебуршания.
Стулья были желтого цвета, и перед ними стояла старая трибуна, над которой висел
лозунг, написанный синими буквами на желтой тряпке: <Да здравствует якутское
солнце!>. И в больших окнах виднелись вечерние проспекты Якутска с витринами,
огнями и машинами; и счастливые люди шли по ним, улыбаясь друг другу, и смотрели
на журчащие фонтаны с чувством любви и радости. Но это было снаружи, а здесь был
зал, и был сбор, и был Софрон Исаевич Жукаускас, севший на стул между
двадцатилетней девушкой и вонючим стариком; и было напряжение, нужное для
политики и зажигательных речей; и была печаль, необходимая для общественных
потрясений. На трибуну вышел человек в полосатом двубортном пиджаке, и лампа,
висящая прямо над трибуной, осветила его высокий лоб с четырьмя четкими
морщинами, так что он заблестел. Человек кашлянул, все замолчали. Человек поднял
руку, улыбнулся и произнес два слова:
- Здравствуйте, приятели!
- Фью-фью-фью-фьюить!! - прокричали все хором.
- Приятели! Итак, я предлагаю открыть восьмой сбор нашего городского отделения
Либерально-Демократической Республиканской Партии Якутии. Кто против?
- Я! - крикнул вонючий старик, вскакивая с места. - Я - член Марга. Вы еще не
представили кворум.
- Вы хотите устроить перекличку? - спросил человек на трибуне, доставая из
портфеля нечто, напоминающее школьный журнал.
- Никак нет, что вы! Просто счетоводы должны были уже представить количество

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.