Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

надо ждать. Ведь Якутия здесь!
- Значит, мы уснем и отдохнем?.. - трепетно спросил Ылдя, забирая флягу назад.
- Мы будем во сне, - сказал Софрон.
Они легли.



Онгонча восьмая
Наутро солнечный луч пронзил иллюминатор, и красное лицо сопящего во сне
Жукаускаса воссияло, отражая яркий свет. Софрону стало горячо и неприятно, как
будто бы его обмочил подошедший ребенок с фонарем. Вспышки радуг сверкали перед
его глазами, и он открыл их, прекращая это цветовое буйство. Он тут же узрел
нечто невыносимое, направленное на него, некий белый световой провал, точку без
границ и центров, вмещающую остальную блеклость вокруг и затопляющую возможность
ее видеть своей чудовищной над-видимостью; это был божественный клинок,
сжигающий тебя, это был сам переход куда-то еще, это был ослепительный ноль.
Было чудом туда смотреть; там наступало воскресение и сменялось высшей гибелью;
там святость становилась славой и преображала ужас; там тайна сгорала в
разрушительном огне высшего творчества и рождалась из ничего; и там был смех,
бред и зной. Софрон готов был вернуться, уничтожиться и вознестись - и он отвел
свой взгляд, закрывая глаза ладонью.
- Что, проснулись наконец? - прошептал чей-то голос. Софрон посмотрел туда, и
сквозь яркие световые пятна, застилавшие перед ним все, он увидел бодрого Ефима
Ылдя, сидящего около темно-зеленого ящика и курящего папиросу.
- Выж... - издал из себя Жукаускас, попытавшись сесть. В голове его звенело и
тарахтело; он пытался вспомнить свои сны, но помнил только крик: <Айхал!> и
какой-то охряной фон; он понял, что он не на корабле и не в машине, потом
обнаружил, что это самолет. Он захотел сказать что-то важное и обратился к
Абраму Головко, но тут он осознал, что Ылдя - не Головко, и тогда глаза его
ожгли слезы.
- Чего вы!? - спросил Ефим, затягиваясь. - Пока все нормально, нас не
обнаружили...
- Ах, вот в чем дело!.. - воскликнул Софрон, вспоминая на этот раз все.
- Тихо! - строго сказал Ылдя. - Здесь солдаты ходят, надо сидеть тихо. Кажется,
мы можем улететь. Пока вы спали, самолет догрузили и закрыли. Нас не увидели: мы
лежали за ящиками. Теперь будем ждать.
- Ах вот почему я слышал тарахтенье!.. - проговорил Софрон, нетвердо садясь.
- Да, это грузили, они начали на рассвете, куда-то торопятся. Я как раз от этого
проснулся, и с тех пор сижу, а вам все по фигу.
- Я хочу в туалет! - сказал Жукаускас.
- Потерпеть придется, - вкрадчиво заметил Ылдя.
- Не могу. Как это - потерпеть?! А если мы улетим только к вечеру?!
Ефим раздраженно посмотрел на Жукаускаса, остервенело затушил папиросу прямо в
пол и сплюнул куда-то назад.
- Как же вы мне надоели! - воскликнул он. - То пить, то наоборот... Вы на войне,
приятель! Что, в вашей партии вас не учили тяготам и лишениям? Как же вы будете
сражаться и бороться?
- Я не знаю такой партии, которая может научить человека не писять, - негромко
сказал Жукаускас.
- Есть такая партия!.. - весело заявил Ылдя. - Это - партия ЛДРПЯ!
- Э, вы не очень-то! - рявкнул Софрон, вставая - ЛДРПЯ не трогай, понятно?.. И
вообще, может, я по-большому тоже хочу, что мне, так и сидеть здесь внутри?!
- Фу, - сказал Ылдя. - Ладно, вылезайте из этих ящиков как-нибудь, и там должен
быть туалет.
- Вот так бы сразу! - обрадовался Софрон, удаляясь вдоль штабеля.
- Ублюдок, - проговорил про себя Ылдя и достал новую папиросу.
Через продолжительное время Жукаускас вернулся и выглядел очень радостным.
- Я нашел там прекрасный ход! - проговорил он. - Эти ящики кончаются, потом
направо, и сразу уборная!
- Дурачок, - сказал Ефим. - Я уже утром там был несколько раз.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.