Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

надо ждать. Ведь Якутия здесь!
- Значит, мы уснем и отдохнем?.. - трепетно спросил Ылдя, забирая флягу назад.
- Мы будем во сне, - сказал Софрон.
Они легли.



Онгонча восьмая
Наутро солнечный луч пронзил иллюминатор, и красное лицо сопящего во сне
Жукаускаса воссияло, отражая яркий свет. Софрону стало горячо и неприятно, как
будто бы его обмочил подошедший ребенок с фонарем. Вспышки радуг сверкали перед
его глазами, и он открыл их, прекращая это цветовое буйство. Он тут же узрел
нечто невыносимое, направленное на него, некий белый световой провал, точку без
границ и центров, вмещающую остальную блеклость вокруг и затопляющую возможность
ее видеть своей чудовищной над-видимостью; это был божественный клинок,
сжигающий тебя, это был сам переход куда-то еще, это был ослепительный ноль.
Было чудом туда смотреть; там наступало воскресение и сменялось высшей гибелью;
там святость становилась славой и преображала ужас; там тайна сгорала в
разрушительном огне высшего творчества и рождалась из ничего; и там был смех,
бред и зной. Софрон готов был вернуться, уничтожиться и вознестись - и он отвел
свой взгляд, закрывая глаза ладонью.
- Что, проснулись наконец? - прошептал чей-то голос. Софрон посмотрел туда, и
сквозь яркие световые пятна, застилавшие перед ним все, он увидел бодрого Ефима
Ылдя, сидящего около темно-зеленого ящика и курящего папиросу.
- Выж... - издал из себя Жукаускас, попытавшись сесть. В голове его звенело и
тарахтело; он пытался вспомнить свои сны, но помнил только крик: <Айхал!> и
какой-то охряной фон; он понял, что он не на корабле и не в машине, потом
обнаружил, что это самолет. Он захотел сказать что-то важное и обратился к
Абраму Головко, но тут он осознал, что Ылдя - не Головко, и тогда глаза его
ожгли слезы.
- Чего вы!? - спросил Ефим, затягиваясь. - Пока все нормально, нас не
обнаружили...
- Ах, вот в чем дело!.. - воскликнул Софрон, вспоминая на этот раз все.
- Тихо! - строго сказал Ылдя. - Здесь солдаты ходят, надо сидеть тихо. Кажется,
мы можем улететь. Пока вы спали, самолет догрузили и закрыли. Нас не увидели: мы
лежали за ящиками. Теперь будем ждать.
- Ах вот почему я слышал тарахтенье!.. - проговорил Софрон, нетвердо садясь.
- Да, это грузили, они начали на рассвете, куда-то торопятся. Я как раз от этого
проснулся, и с тех пор сижу, а вам все по фигу.
- Я хочу в туалет! - сказал Жукаускас.
- Потерпеть придется, - вкрадчиво заметил Ылдя.
- Не могу. Как это - потерпеть?! А если мы улетим только к вечеру?!
Ефим раздраженно посмотрел на Жукаускаса, остервенело затушил папиросу прямо в
пол и сплюнул куда-то назад.
- Как же вы мне надоели! - воскликнул он. - То пить, то наоборот... Вы на войне,
приятель! Что, в вашей партии вас не учили тяготам и лишениям? Как же вы будете
сражаться и бороться?
- Я не знаю такой партии, которая может научить человека не писять, - негромко
сказал Жукаускас.
- Есть такая партия!.. - весело заявил Ылдя. - Это - партия ЛДРПЯ!
- Э, вы не очень-то! - рявкнул Софрон, вставая - ЛДРПЯ не трогай, понятно?.. И
вообще, может, я по-большому тоже хочу, что мне, так и сидеть здесь внутри?!
- Фу, - сказал Ылдя. - Ладно, вылезайте из этих ящиков как-нибудь, и там должен
быть туалет.
- Вот так бы сразу! - обрадовался Софрон, удаляясь вдоль штабеля.
- Ублюдок, - проговорил про себя Ылдя и достал новую папиросу.
Через продолжительное время Жукаускас вернулся и выглядел очень радостным.
- Я нашел там прекрасный ход! - проговорил он. - Эти ящики кончаются, потом
направо, и сразу уборная!
- Дурачок, - сказал Ефим. - Я уже утром там был несколько раз.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.