Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

молчали; их путь их вел через этот безумный огромный простор вокруг,
напоминающий целую странную страну, или пропавший мир, в котором умер свет; и
никакой музыки не звучало для них ниоткуда, и никакие чудесные существа нс шли
им навстречу. Не было зари, не было покоя и уюта - только это одинокое бегство
от врагов к врагам; их души излучали затерянность в опасной забытой реальности,
существующей так же, как и все; их лица ощущали свежесть страшного воздуха, в
котором чудились смерть и оставленность, и только синий огонек был добр, словно
волшебная сказочная крестьянка. Травы настороженно шелестели под их ногами,
будто ночные змеи; наслаждение возможностью близкой гибели кружило им головы и
вселяло в них тяжелую веселость, напоминающую опьянение пыткой, или прощальный
тост воина-смертника; тропа, пересекающая это поле надежды, была пряма, как для
праведника дорога в рай, а деревья, оставшиеся позади, были черными и
загадочными. Жукаускас и Ылдя шли в поле навстречу своей судьбе, склонив головы
я напряженно смотря перед собой; у каждого из них существовала своя цель и
задача, и каждый проживал собственные мгновения и шел по собственному пути,
таинственному, словно истина, - но сейчас этот путь был для них единственным, и
реальность принадлежала им вдвоем, и они были готовы остановить этот миг и
праздновать здесь свой час; и они были счастливы.
- Как же здесь убийственно-тоскливо!.. - шептал Софрон, с восхищением озираясь
вокруг.
- Здесь невозможно! - восклицал Ефим, вытягивая перед собой руки.
- Я люблю это поле и нас сейчас! - говорил Жукаускас, лихорадочно щелкая
пальцами.
- Эта тропа стоит короны! - выкрикнул Ылдя, запрокидывая голову вверх.
Они шли, смеясь и грустно обнимаясь, и вечерняя тьма опускалась на них, как
будто призрачный кокон. Поле было бесконечно-прекрасным, как Якутия, но оно
закончилось в одной из своих точек, словно вселенная, завернувшаяся сама в себе,
и перегорождающий забор возник из небытия, как демонический страж, или
запрещающий знак.
- Мы подошли, - сразу же сказал Ылдя, указав на забор. - Надо перелезать и
бежать к самолету.
- Зачем нам самолет?! - спросил Жукаускас. - К тому же сейчас они не летают!
- Военные летают, - убежденно ответил Ылдя, - если их не захватили какие-нибудь
тунгусы, или нанайцы.
- Но они же летают на свои базы и городки!..
- А вы что, хотите здесь оставаться?! Слышали, что сказал Марга? Конечно, можно
побороться, переманить мое войско обратно, распять Ваню Инокентьева, но это все
долго и почти безнадежно. Одна маленькая пулька из автомата- и мне конец.
Поэтому я собираюсь сменить место своих развлечений. Да и гиблое это дело -
Якутия!
- Полетели к следующему агенту, - как бы невзначай предложил Софрон. - А потом в
Якутск вернемся, я вас представлю... Ведь Якутия - это высшее! И только наша
партия способна создать рай, рынок и фейерверки счастливых лиц! Кстати, где же
этот агент-то находится?..
Ылдя улыбнулся, насмешливо посмотрел на Софрона и покачал головой:
- Да уж бросьте... И дался вам этот агент...
- Но теперь-то вы можете сказать! Вы же больше не царь!
- А теперь я денег с тебя потребую, - сказал Ефим.
- Пожалуйста, - обрадовался Жукаускас. - У меня их полно! Рубли, рубляшники...
- Да погоди ты, дурачок!.. - воскликнул Ылдя. - Давай хоть отсюда как-нибудь
улетим! А там поторгуемся. Ну-ка через за6ор полезай - раз-два!
Софрон четко выполнил команду и скоро уже стоял прямо у летного поля с темными
самолетами, по ту сторону забора. Наверху забора появилось кряхтящее лицо Ылдя;
он подтянулся, охнул и спрыгнул неподалеку от Софрона, не устояв на ногах и упав
на мокрый песок.
- Стой, кто идет! - тут же раздалось откуда-то, и послышались стремительно
бегущие шаги.
- Блин! - выругался Ылдя. - Это караульный! Прячьтесь, сейчас мы его встретим.
Софрон вжался в забор, стараясь быть неразличимым; Ефим вытащил свой пистолет и
поднял его вверх.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.