Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Время истекло! Стреляю!
Раздалась автоматная стрельба; стали падать какие-то ветки. Жукаускас и Ылдя,
затравленно пригибаясь, бросились в сторону виднеющегося просвета - туда, где,
как казалось, кончалась роща и начиналось что-то еще. Буквально через минуту
стрельба закончилась.
- Это они так... - устало сказал Ылдя, - на всякий случай. Теперь можно не
спешить. Пусть совсем стемнеет, и мы влезем в запретную зону аэродрома.
- А еда? - спросил Софрон. - А вода? Я скоро умру!
- Надо стойко переносить все, что с тобой происходит! - важно ответил Ефим. - Мы
попробуем подцепить что-нибудь в аэропорту. В конце концов, купим каких-нибудь
дерьмовых котлет, или коржиков.
- Нас же схватят!
- Перестань!.. - осуждающим тоном сказал ему Ылдя. - Надо бороться, дружок! А ты
хочешь, чтобы тебе на блюдечке все принесли?
- Извините, - буркнул Жукаускас.
Ылдя вдруг остановился, лукаво посмотрел в усталое лицо Софрона, подмигнул ему и
щелкнул его по плечу.
- Дружище мой! Ты же знаешь лучше меня, что в Алдан сейчас самолеты не летают.
Значит и аэродром закрыт. А раз он закрыт - откуда же котлетки?
- Ух, е! - обескураженно выдохнул Жукаускас. - Так что же, блин, делать?!
- Вешаться, друг, - хитро улыбаясь, сказал Ефим. - Ничего, потерпишь, брат,
человек может долго ничего не жрать.
- А пить, жажда?.. - укоряюще спросил Софрон.
Ылдя злобно развел руками, топнув ногой о почву.
- Ничего, обойдешься! - крикнул он прямо Софрону в лицо, брызнув слюнями. -
Попьешь в унитазе!
- Так он же закрыт! -- воскликнул Жукаускас, отворачиваясь и утираясь.
Ылдя, разозленно вздохнув, прошептал какое-то ругательство.
- Ты что - болван? Стекло разобьешь. Водопровод работает!
- А если нет?! - жестко спросил Софрон.
- Да иди ты в задницу! - обиженно отрезал Ефим и быстро пошел вперед, не
оборачиваясь.
Софрон смотрел ему вслед некоторое время, потом побежал за ним, догнал и положил
свои руки ему на плечи.
- Что? - рявкнул Ефим, поворачивая голову и останавливаясь.
- Извини, пожалуйста, не обижайся, - залепетал Жукаускас, - я - глуп, я не прав,
я случайно. Давай забудем, давай, как будто ничего не было, давай опять идти,
чтоб все нормально. Это просто мои нервы, моя психика, мои особенности, моя
слабость. Ну имей же снисхожденье, отнесись по-человечески, будь другом, прости
засранца. Ну хочешь, я сделаю приседания, попрыгаю, покукую, поползаю?
Ылдя посмотрел на Софрона, растроганно усмехаясь, потом слегка постучал его
ладонью по щеке, погладил затылок, причесал вихор на лбу, три раза чмокнул
воздух перед ним и тихо проговорил:
- Ладно, полно, полно. Все забыто, все в прошлом. Я попробую достать и воды, и
еды, нам нужно только проникнуть туда. И чтобы нас не взяли, и чтобы нас не
забрали. Ничего, милый, главное - надеяться, любить и не бояться. И тогда самое
высшее будет с нами, и Бог снизойдет.
- Я верю в Юрюнг Айыы Тойона! - тут же воскликнул Жукаускас.
- Слова и имена могут быть разными и любыми, - сказал Ылдя. - Важна истина и
красота.
- Так пойдемте же в аэродром! - радостно вскричал Софрон. - Перехитрим
советско-депский контингент, обойдем иннокентьевцев, покажем кукиш кому-нибудь
еще. Я верю в Якутию!
- На-на, - сказал Ылдя.
Они вышли из лиственничной рощицы, в которой росли жалкие бананы, заставляющие
мечтать о роскоши и несбыточной сочности, и медленно пошли вперед через пустое
поле, простирающееся до зыбкого горизонта вдали, где были видны забор, маленькая
башня и синий огоиек. Начались сумерки, ветер стих, бодрый холод таил в себе
надежду на существование тепла, и темные, похожие на мрачные клубы дыма, облака
вверху застилали звезды и луну, не позволяя им воссиять и осветить путь. Они

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.