Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Время истекло! Стреляю!
Раздалась автоматная стрельба; стали падать какие-то ветки. Жукаускас и Ылдя,
затравленно пригибаясь, бросились в сторону виднеющегося просвета - туда, где,
как казалось, кончалась роща и начиналось что-то еще. Буквально через минуту
стрельба закончилась.
- Это они так... - устало сказал Ылдя, - на всякий случай. Теперь можно не
спешить. Пусть совсем стемнеет, и мы влезем в запретную зону аэродрома.
- А еда? - спросил Софрон. - А вода? Я скоро умру!
- Надо стойко переносить все, что с тобой происходит! - важно ответил Ефим. - Мы
попробуем подцепить что-нибудь в аэропорту. В конце концов, купим каких-нибудь
дерьмовых котлет, или коржиков.
- Нас же схватят!
- Перестань!.. - осуждающим тоном сказал ему Ылдя. - Надо бороться, дружок! А ты
хочешь, чтобы тебе на блюдечке все принесли?
- Извините, - буркнул Жукаускас.
Ылдя вдруг остановился, лукаво посмотрел в усталое лицо Софрона, подмигнул ему и
щелкнул его по плечу.
- Дружище мой! Ты же знаешь лучше меня, что в Алдан сейчас самолеты не летают.
Значит и аэродром закрыт. А раз он закрыт - откуда же котлетки?
- Ух, е! - обескураженно выдохнул Жукаускас. - Так что же, блин, делать?!
- Вешаться, друг, - хитро улыбаясь, сказал Ефим. - Ничего, потерпишь, брат,
человек может долго ничего не жрать.
- А пить, жажда?.. - укоряюще спросил Софрон.
Ылдя злобно развел руками, топнув ногой о почву.
- Ничего, обойдешься! - крикнул он прямо Софрону в лицо, брызнув слюнями. -
Попьешь в унитазе!
- Так он же закрыт! -- воскликнул Жукаускас, отворачиваясь и утираясь.
Ылдя, разозленно вздохнув, прошептал какое-то ругательство.
- Ты что - болван? Стекло разобьешь. Водопровод работает!
- А если нет?! - жестко спросил Софрон.
- Да иди ты в задницу! - обиженно отрезал Ефим и быстро пошел вперед, не
оборачиваясь.
Софрон смотрел ему вслед некоторое время, потом побежал за ним, догнал и положил
свои руки ему на плечи.
- Что? - рявкнул Ефим, поворачивая голову и останавливаясь.
- Извини, пожалуйста, не обижайся, - залепетал Жукаускас, - я - глуп, я не прав,
я случайно. Давай забудем, давай, как будто ничего не было, давай опять идти,
чтоб все нормально. Это просто мои нервы, моя психика, мои особенности, моя
слабость. Ну имей же снисхожденье, отнесись по-человечески, будь другом, прости
засранца. Ну хочешь, я сделаю приседания, попрыгаю, покукую, поползаю?
Ылдя посмотрел на Софрона, растроганно усмехаясь, потом слегка постучал его
ладонью по щеке, погладил затылок, причесал вихор на лбу, три раза чмокнул
воздух перед ним и тихо проговорил:
- Ладно, полно, полно. Все забыто, все в прошлом. Я попробую достать и воды, и
еды, нам нужно только проникнуть туда. И чтобы нас не взяли, и чтобы нас не
забрали. Ничего, милый, главное - надеяться, любить и не бояться. И тогда самое
высшее будет с нами, и Бог снизойдет.
- Я верю в Юрюнг Айыы Тойона! - тут же воскликнул Жукаускас.
- Слова и имена могут быть разными и любыми, - сказал Ылдя. - Важна истина и
красота.
- Так пойдемте же в аэродром! - радостно вскричал Софрон. - Перехитрим
советско-депский контингент, обойдем иннокентьевцев, покажем кукиш кому-нибудь
еще. Я верю в Якутию!
- На-на, - сказал Ылдя.
Они вышли из лиственничной рощицы, в которой росли жалкие бананы, заставляющие
мечтать о роскоши и несбыточной сочности, и медленно пошли вперед через пустое
поле, простирающееся до зыбкого горизонта вдали, где были видны забор, маленькая
башня и синий огоиек. Начались сумерки, ветер стих, бодрый холод таил в себе
надежду на существование тепла, и темные, похожие на мрачные клубы дыма, облака
вверху застилали звезды и луну, не позволяя им воссиять и осветить путь. Они

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.