Случайный афоризм
Иные владеют библиотекой, как евнухи владеют гаремом. (Виктор Мари Гюго)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Я - житель этой земли! - гордо сказал Софрон.
- Комитет <Ысыах> доберется до вас. Тогда вы испытаете настоящую якутскую казнь.

- Это экстремисты, сволочи и хулиганы.
- Сейчас нет такой партии, которая могла бы принести в Якутию счастье и тепло.
- Есть такая партия! - воскликнул Софрон, встав со стула. - Это партия ЛДРПЯ!
- Чушь, - отмахнулась Елена Яновна, - послушайте лучше дальше. Когда Ленин
увидел Лену - нашу великую реку, текущую через страну, он сразу понял, что нашел
место обетованное. Он крякнул, подпрыгнул, щелкнул пальцами и сказал: <Еб твою
мать!> И тут же начались бои за Советскую Депию. Разные тунгусы терзали нашу
землю, желая ее отделить. Но Ленин двинул свои полки, и вскоре вся Якутия от юга
до моря была повержена.
- Вот видите! - заметил Софрон.
- И наступило счастье, тепло и доброта, - грустно сказала Елена Яновна. - Но
Ленин умер. Конечно, он воскрес через шесть часов и сел рядом с Юрюнг Аиыы
Тойоном, но здесь все уже было без него. Первое время еще ощущался жар его дел,
но вскоре все постепенно начало приходить в упадок: А сейчас, вообще не поймешь
что. Якутия наша рушится, это видно и слепому, слышно и глухому. Мне печально. И
все-таки я верю. А теперь, делайте, что хотите. Я сказала.
- Все? - спросил Софрон.
- Все, - ответила Елена Яновна.
- Чудесно! - нервно проговорил Софрон, подойдя к окну. - Чудесно!
За окном была лужа, и были рабочие; за окном был великий Якутск, сверкающий под
полуденным солнцем; и его пальмы и небоскребы искрились, излучая восторг,
умиротворение и покой; и его Лена лениво текла вверх по земному шару, и ее воды
были чисты, как небесные замыслы, или волшебные девы, или только что полученный
из руды металл. В Якутске существовало все; в нем были рестораны и деревья,
лианы и алмазы, люди и насекомые, и внутренний свет. Бытие было здесь, и если
мир существовал вообще, то мир был здесь, и если тайна существовала вообще, то
тайна была здесь. И Софрон Исаевич Жукаускас был Старшим Инструктором
Добровольного Физкультурного Общества, и он стоял в здании этого общества и
смотрел в окно. Потом он сказал:
- Нет, все было не так,
Он снова замолчал и снова сказал, говоря:
- Нет, было не так. Начнем, как говорится, от яиц. Вначале не было ничего, и
Якутии не было, и мамонтов не было, и света не было над водой, и не было
безжизненности, и не было пустоты. А существовала только возможность
возникновения всего. Все было маленькой точкой, в которой все было заложено.
- Вы же сказали, что не было ничего, откуда же взялась точка? - ехидно спросила
Елена Яновна.
- Она и была ничто.
- Чушь какая! - воскликнула Елена Яновна. - Ничто есть ничто, а точка есть
точка. Вот как!
- Какая разница? - сказал Софрон. - Предположим, что эта точка была всегда.
Что-то ведь должно быть всегда. Я продолжаю. И потом вдруг возникло - бумц,
хрясь, шип, бек, бак - все взорвалось. В результате многочисленных пертурбаций,
описывать которые мне неохота - они есть в книгах - возникла все-таки Якутия.
- Ага! - торжествующе произнесла Елена Яновна.
- Спокойно. Спокойно, Я не хочу останавливаться на вопросе происхождения якута
из обезьяны, я хочу сказать о другом. Однажды, на дальнем Юге, среди гор, степей
и озер родился большой человек, которого звали Эллэй. Говорят, что его левый
глаз плохо видел. Когда русские стали истреблять его народ, он сел на плывущую
по реке корягу и поплыл на ней. Доплыв до места, где находится сейчас наш
великий родной город Якутск, он вышел на берег и стал там жить, охотясь на уток.
Выше по реке жил Оногой и его шесть дочерей. Однажды он увидел, что по реке
плывут утиные перья и щепки, рубленные пальмой. Вы ведь знаете нашу якутскую
пальму - это страшное оружие! Оногой заинтересовался: <Кто это там охотится?> Он
пошел вниз по реке и увидел Эллэя. Он сказал: <Заелдыз! Жадыз! Ыз! Пыз! Эй ты,
вонючий глаз, пошто охотишься в моей земле, спускаешь утиные перья в моей воде?>
<Я - охотник>, - отвечал Эллэй. Оногой взял его в услужение. Однажды, Оногой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.