Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Я - житель этой земли! - гордо сказал Софрон.
- Комитет <Ысыах> доберется до вас. Тогда вы испытаете настоящую якутскую казнь.

- Это экстремисты, сволочи и хулиганы.
- Сейчас нет такой партии, которая могла бы принести в Якутию счастье и тепло.
- Есть такая партия! - воскликнул Софрон, встав со стула. - Это партия ЛДРПЯ!
- Чушь, - отмахнулась Елена Яновна, - послушайте лучше дальше. Когда Ленин
увидел Лену - нашу великую реку, текущую через страну, он сразу понял, что нашел
место обетованное. Он крякнул, подпрыгнул, щелкнул пальцами и сказал: <Еб твою
мать!> И тут же начались бои за Советскую Депию. Разные тунгусы терзали нашу
землю, желая ее отделить. Но Ленин двинул свои полки, и вскоре вся Якутия от юга
до моря была повержена.
- Вот видите! - заметил Софрон.
- И наступило счастье, тепло и доброта, - грустно сказала Елена Яновна. - Но
Ленин умер. Конечно, он воскрес через шесть часов и сел рядом с Юрюнг Аиыы
Тойоном, но здесь все уже было без него. Первое время еще ощущался жар его дел,
но вскоре все постепенно начало приходить в упадок: А сейчас, вообще не поймешь
что. Якутия наша рушится, это видно и слепому, слышно и глухому. Мне печально. И
все-таки я верю. А теперь, делайте, что хотите. Я сказала.
- Все? - спросил Софрон.
- Все, - ответила Елена Яновна.
- Чудесно! - нервно проговорил Софрон, подойдя к окну. - Чудесно!
За окном была лужа, и были рабочие; за окном был великий Якутск, сверкающий под
полуденным солнцем; и его пальмы и небоскребы искрились, излучая восторг,
умиротворение и покой; и его Лена лениво текла вверх по земному шару, и ее воды
были чисты, как небесные замыслы, или волшебные девы, или только что полученный
из руды металл. В Якутске существовало все; в нем были рестораны и деревья,
лианы и алмазы, люди и насекомые, и внутренний свет. Бытие было здесь, и если
мир существовал вообще, то мир был здесь, и если тайна существовала вообще, то
тайна была здесь. И Софрон Исаевич Жукаускас был Старшим Инструктором
Добровольного Физкультурного Общества, и он стоял в здании этого общества и
смотрел в окно. Потом он сказал:
- Нет, все было не так,
Он снова замолчал и снова сказал, говоря:
- Нет, было не так. Начнем, как говорится, от яиц. Вначале не было ничего, и
Якутии не было, и мамонтов не было, и света не было над водой, и не было
безжизненности, и не было пустоты. А существовала только возможность
возникновения всего. Все было маленькой точкой, в которой все было заложено.
- Вы же сказали, что не было ничего, откуда же взялась точка? - ехидно спросила
Елена Яновна.
- Она и была ничто.
- Чушь какая! - воскликнула Елена Яновна. - Ничто есть ничто, а точка есть
точка. Вот как!
- Какая разница? - сказал Софрон. - Предположим, что эта точка была всегда.
Что-то ведь должно быть всегда. Я продолжаю. И потом вдруг возникло - бумц,
хрясь, шип, бек, бак - все взорвалось. В результате многочисленных пертурбаций,
описывать которые мне неохота - они есть в книгах - возникла все-таки Якутия.
- Ага! - торжествующе произнесла Елена Яновна.
- Спокойно. Спокойно, Я не хочу останавливаться на вопросе происхождения якута
из обезьяны, я хочу сказать о другом. Однажды, на дальнем Юге, среди гор, степей
и озер родился большой человек, которого звали Эллэй. Говорят, что его левый
глаз плохо видел. Когда русские стали истреблять его народ, он сел на плывущую
по реке корягу и поплыл на ней. Доплыв до места, где находится сейчас наш
великий родной город Якутск, он вышел на берег и стал там жить, охотясь на уток.
Выше по реке жил Оногой и его шесть дочерей. Однажды он увидел, что по реке
плывут утиные перья и щепки, рубленные пальмой. Вы ведь знаете нашу якутскую
пальму - это страшное оружие! Оногой заинтересовался: <Кто это там охотится?> Он
пошел вниз по реке и увидел Эллэя. Он сказал: <Заелдыз! Жадыз! Ыз! Пыз! Эй ты,
вонючий глаз, пошто охотишься в моей земле, спускаешь утиные перья в моей воде?>
<Я - охотник>, - отвечал Эллэй. Оногой взял его в услужение. Однажды, Оногой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.