Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

застрелить в затылок. Тюмюк организовал все это отступление, отрывисто ругаясь и
производя одиночные выстрелы из своего пистолета, которые почтя всегда попадали
в цель. Рядом с Софроном бежал худосочный задумчивый якут; он повернул голову
налево, тут ему отстрелили ухо. Он вскрикнул, остановливаясь и закрывая рану
ладонью, но Тюмюк ударил его ногой в зад, и этот якут превозмогая боль и шок,
побежал дальше, роняя большие капли крови. Они так бежали и бежали, и никто не
попадал, в Жукаускаса, которого словно несло вперед на божественных крыльях
истинной веры и красоты. Ылдя бежал так быстро, что Софрон, чтобы не отставать,
схватил его руками за плечи, и они вдвоем стали похожи на каких-то взбесившихся
исполнителей еньки-еньки, или же на сросшихся таким образом близнецов,
пытающихся удрать от внезапно возникшей опасности. Кого-то продолжало ранить, но
выстрелы становились все реже. Обернувшись, Жукаускас увидел, что отряд русских
их больше не преследует, а стоит возле небольшого неровного пригорка, иногда
постреливая.
- Вперед! - заорал Тюмюк, взмахнув рукой с пистолетом, словно комиссар на
известной фотографии. - Они отстали! Со стороны русских раздался звучный
писклявый крик:
- Только суньтесь, чурбаныыыы... Идите назад к тюленю!
- Дерьмо!! - не выдержав, воскликнул Ылдя, выбегая из-под прикрытия Софрона, и
вытаскивая пистолет.
Он пробежал сквозь все поредевшее воинство, присел на одно колено, прицелился и
быстро выстрелил. Ничто не произошло в стане отряда русских воинов. Кто-то там
усмехнулся; взбешенный Ефим вскочил, сжав руки в кулаки, и тут случилось нечто
неожиданное и непонятное: чье-то тело резко выпрыгнуло перед Ылдя, и тут же пало
навзничь, сраженное вражеской пулей. Ылдя отскочил назад, смешавшись со своими
солдатами и в ужасе посмотрел туда, где он только что был.
- Это Тюмюк... - потрясение прошептал он. - Он спас мне жизнь, он закрыл меня от
пули...
- Войско! - рявкнул он. - Вперед! Отходим!
Они вновь побежали, бросив застреленного в висок Тюмюка на дорожке, и Софрон
снова бежал за спиной Ефима, и опять держал свои руки у него на плечах.
Ылдя плакал, утирая слезы кулаками в грязи.
- Я... несправедлив... Я... Он спас... он... Такой...
- Так вы хоть тело его возьмите! - возмущенно сказал ему Жукаускас на ухо. - А
может, он вообще жив?!
- Точно!.. - ошарашенно проговорил Ылдя. -Воины! Стоять! Осипов! Чюппюю! Взять
тело!
Все опять остановились; вышел один рослый якут с печальным лицом.
- Осипов погиб, ваше величие, - сокрушении доложил он.
- Вечная память, - отозвался Ылдя. - А Борисов?!
- Я! - выпалил маленький толстый солдат и, промаршировал к Ефиму.
- Ваше величие! Воин Борисов по вашему приказанию прибыл! Айхал!
- Добре. Вместе с воином Чюппюю, немедленно принесите тело наиславнейшего тойона
Тюмюка. Ясненько?!
- Приказ понял.
- Все уяснили?
- Наиточнейшим образом.
- Старший - Чюппюю.
- Конечно, - сказал рослый якут, приобннмая Борисова за плечо.
- Выполняйте.
Чюппюю и Борисов зигзагообразно побежали назад. Русские все еще стояли и
беседовали о чем-то своем, громко смеясь. Якуты достигли лежащего бездыханного
Тюмюка и осторожно наклонились над ним, направляя автоматы на русских. Но ничего
не произошло; никто не собирался на них нападать.
- Забирайте свою падаль!.. - раздался русский писклявый крик. - Нам не надо!..
Там опять рассмеялись, и Борисов с Чюппюю резко схватив труп, помчались обратно,
тяжело дыша.
Их ждал грустный Ылдя, теребящий носовой платок. Перед ним положили Тюмюка, лицо
его было бледным, глаза смотрели в темнеющее небо.
- Вечная слава! - торжественно проговорил Ылдя, обращаясь к воинам. - Вот герой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.