Случайный афоризм
Критиковать автора легко, но трудно его оценить. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Это кто, Тюмюк?! - расхохотавшись спросил Ефим. - Да, он - зверюга страшная...
Я его нашел в следственном изоляторе, он сидел за изнасилование старика.
Тюмюк, идущий прямо перед Софроном, услышал свое имя и обернулся, презрительно
посмотрев в глаза Ылдя.
- Вы что-то хотите спросить, тойон Тюмюк? - строго сказал тот.
- По-моему, это вы говорили нечто обо мне, ваше величие... И говорили какому-то
странному пленнику, которого вы откуда-то знаете... Конечно, это не мое дело...
- Вот именно! - властно воскликнул Ылдя. - Выполняйте свой долг!.
- Слушаюсь... - горько усмехнувшись, проговорил Тюмюк, поклонился и отвернулся.
Они пошли дальше вперед, обходя неглубокие овраги и переходя через нагромождения
перерытой экскаваторами земли, почти целиком состоящей из песка. Везде были
человеческие следы; кое-где валялись гильзы. Воины шли теперь медленно,
осторожно, с опаской посматривая по сторонам и почти бесшумно ступая по дорожке.
Идущий впереди Марга достал откуда-то бинокль, остановился и стал смотреть в
него. Все замерли, выжидая, потом Марга обернулся, озабоченно проговорил:
<Что-то ничего не видно...> и пошел дальше. Солдаты последовали за ним,
преодолевая ужас, затопляющий их души, и вслушиваясь в каждый шорох или писк,
готовые немедленно выстрелить.
Они все были похожи на ползущего по-пластунски человека, незаметно
продирающегося сквозь высокую жесткую траву, чтобы выполнить свою задачу.
Чувство яростной жертвенности обуревало мужественные умы этих воинов, служащих
величию якутскому, словно религиозная сладость истинного приобщения к вере.
Каждая частичка их существа была начеку, как будто опытный дозорный с замершим
лицом. Их родная земля несла их к битве, обволакивая их сапоги своей нежной
песочной или травяной пуховостью, а их небо загадочно манило их пытливые сердца,
обещая победу и вечность. Восторг тихого мига ожидания был упоителен, словно
трепет пьяницы, сжимающего в руке любимый стакан; радость блаженного мгновения
предчувствия боя казалась необъятной, как великая музыка. Это движение было
неумолимым, прекрасным и каким-то нерукотворным; здесь будто страна встала на
дыбы и приготовилась к своему судьбоносному прыжку. Костер войны пылал в крови
любви к Родине, отцам и Богу. Золото святых недр притаилось во мгле Отчизны, и
благородное негодование вскипало в воинских душах, устремленных к нему, ибо
вражеские руки посягнули на его блеск и истинную принадлежность. Родное солнце
сияло над смиренными макушками героических солдат, своими действиями сотворяющих
новый мир на этой почве. Воодушевленное бесстрашие читалось в их очах; праведная
сила сквозила в их точных жестах; великое будущее, словно ангел, вставало перед
ними, указывая высший путь. Они были чисты,будто новорожденные девочки, и
красивы, как лучшие девушки. Когда они шествовали по своей славной дороге,
звезды выстраивались перед ними в одну парадную шеренгу, и месяц принимал
горизонтальное положение и покачивал своими рожками туда-сюда. Реки салютовали
им водопадами и фонтанами сверкающих брызг; море бурлило водоворотами и звенело
льдами в честь начала бессмертных боев; лошади громко фыркали, радостно ржа, и
заполняли всю эту реальность целыми табунами, предрекающими победу. Подвиг
ожидал каждого воина, и гибель ждала некоторых; страх ран отступал перец
счастьем долга; и зарево истины вспыхивало вдали. И они шли, как пророки,
несущие в себе свет;автоматы их сверкали, как древние мечи, командиры их
напоминали серафимов; и духовное пламя пылало над всеми ними, как нимб.
Они вдруг остановились по знаку руки Марга, и там, вдали, был грязный прудик, за
которым начинался чахлый лес, а да нем возвышался какой-то кривой плавучий
деревянный домик, похожий одновременно на фабрику и на грузовое судно. Это была
драга.
Марга достал бинокль, недоуменно посмотрел в него, потом причмокнул и вытащил
пистолет. Все замерло; солдаты присели на корточки и сжимали свои автомат,
прижав указательные пальцы правых рук к спусковым крючкам.
- Я никого там не вижу... - озабоченно пробормотал Марга и снова открыл рот,
чтобы сказать что-то еще, но тут же некая пуля, выпущенная из тайного укрытия,
попала прямо в этот раскрытый рот, пробила горло и затылок, увязнув в мозгах, и
прервала жизнь Марга, который упал ничком в лужу.
- Вставайте, люди русские!.. - раздалось откуда-то слева, и тут же началось
что-то невообразимое.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.